Журналиста газеты Nasz Dziennik Петра Фальковского (Piotr Falkowski) и фоторепортера Марека Боравского (Marek Borawski) задержали на паспортном контроле в московском аэропорту «Шереметьево» перед вылетом их самолета в Варшаву. «Нас спросили, нет ли у нас товаров, подлежащих декларированию, мы ответили, что нет, тогда нас попросили предъявить все носители, на которых может содержаться какая-то информация: карты памяти фотоаппаратов, жесткие диски компьютеров, диктофон», - сообщил Марек Боравский. Багаж репортеров тщательно досмотрели, им оставили только мобильные телефоны и не позволили перебронировать билеты на другое время. «Таким образом, мы потеряли возможность вылететь в Варшаву в тот же день следующим рейсом», - добавляет Боравский.

Почему журналисты были задержаны в «Шереметьево» и что искали россияне, среди которых были таможенники и, скорее всего, работники ФСБ? «Как нам сообщили, россияне опасались, что мы вывезем информацию, данные, вывоз которых по российским законам запрещен», - рассказывает Петр Фальковский. Журналисты решили связаться с консульством Польши в Москве. «Консул решил подождать до 20 часов по московскому времени, чтобы россияне завершили с нами все формальности: закончили досмотр багажа и составление протоколов», - сообщает Фальковский. Журналистам предложили оставить изъятое электронное оборудование на экспертизу, которая может продолжаться до 20 дней. «Мы на это не согласились», - подчеркнул журналист.

Что любопытно, в это самое время в Польше, по словам пресс-секретаря МИД Марчина Босацкого (Marcin Bosacki), считали, что после вмешательства консула журналистов отпустили. Однако информация МИД появилась еще до того, как консул приехал в аэропорт, а журналистов продолжали удерживать российские службы. Консул хотел связаться по телефону с милиционерами, но получил отказ, и польское консульство обратилось за помощью в этом деле к Интерполу. В конце концов, уже после прибытия консула, поляки отказались отдавать свое оборудование россиянам. «Это служебное оборудование, собственность газеты, мы не дали согласия на то, чтобы его исследовали без нашего присутствия», - подчеркнули репортеры. Это вызвало замешательство российских сотрудников, которые отнеслись к этому решению с неудовольствием. По сообщению журналистов, их пытались убедить подписать согласие на отправку оборудования на экспертизу и говорили, что таким образом дело решится быстро и без проблем. К переговорам с россиянами подключились двое представителей польского посольства в Москве. А весь инцидент происходил в день, когда новый посол Польши Войчех Зайончковский (Wojciech Zajączkowski) передавал российским властям верительные грамоты.

В ходе предыдущего, субботнего задержания, ожидая приезда работников ФСБ, Петр Фальковский разговаривал с прокурором, который сразу перешел на тему смоленской катастрофы. «Этот человек шутил, что нам в Польше плохо, так как мы "лишились нашего президента". При этом он сказал, что лишились мы его потому, что не смогли "уберечь"», - рассказывает Фальковский.

Депутаты партии «Право и Справедливость» (PiS) требуют, чтобы в дело задержания и допроса Федеральной службой безопасности журналистов Nasz Dziennik, которое произошло в прошлые выходные в окрестностях Москвы, вмешалось польское правительство. «Выяснит ли польское правительство у российской стороны, каковы были причины для задержания и многочасового допроса журналистов, что сделало невозможным выполнение ими их служебных обязанностей?» - спрашивает депутат Артур Гурский (Artur Górski) в депутатском запросе, направленном премьеру Дональду Туску.

Депутат подчеркивает, что «инцидент произошел в момент выполнения журналистами служебных обязанностей в районе аэродрома «Северный», на территории которого находится Командование войск воздушно-космической обороны». Он замечает, что по сообщениям журналиста Петра Фальковского и репортера Марека Боравского, сложно было предположить, что данная территория закрыта для посторонних: никакой информации такого рода там размещено не было.

Гурский обращает внимание, что после задержания у фоторепортера забрали аппарат, а потом обоих журналистов допрашивали в течение примерно пяти часов. «В ходе допроса их расспрашивали о пребывании в России, в том числе о том, с кем они встречались, с кем собирались поговорить. Помимо этого были сделаны копии документов и виз журналистов, а потом эти копии "куда-то направили". Были записаны не только адреса проживания Фальковского и Боравского в Польше, но и адрес московской гостиницы, в которой они остановились. Перед тем, как фотоаппарат вернули, работники ФСБ велели уничтожить все снимки», - пишет Гурский в своем запросе. По его оценке, действия ФСБ «носили черты издевательства и могли быть направлены на запугивание обоих поляков с целью отвратить их от дальнейшего выяснения причин смоленской катастрофы на российской территории». Поэтому депутат задает премьер-министру вопрос, был ли, по его мнению, повод для подобной реакции.

Депутата также интересует, предпримет ли правительство в связи с этим происшествием «дипломатические действия, благодаря которым польские журналисты и репортеры смогут свободно выполнять свои служебные обязанности на территории Российской Федерации, в том числе вести журналистские расследования в целях выяснения причин смоленской катастрофы и подробностей хода российского следствия по этому делу».

В свою очередь, глава парламентской комиссии по расследованию причин катастрофы депутат Антони Мачеревич (Antoni Macierewicz) ожидает, что в это дело вмешается МИД Польши. «Я поражен, что 5-8 февраля МИД не счел нужным заняться этим делом», - подчеркивает он в запросе в это ведомство.

Депутат отмечает, что Nasz Dziennik является одним из немногих изданий, ведущих систематическое журналистское расследование по делу смоленской катастрофы. «Следует обратить внимание, что польские прокуроры будут присутствовать на допросах смоленских диспетчеров, но в их планах нет допросов руководителей из центра "Логика". Это демонстрирует, что в задержании журналистов есть более глубокий смысл, оно должно заставить Польшу отказаться от более тщательного исследования причин смоленской трагедии», - утверждает депутат. Поэтому «в данном контексте задержание и давление, которым подверглись польские журналисты, требуют особой и незамедлительной реакции», - добавляет он.

Мачеревич также высказывает сожаление, что «жесткому задержанию и обыску, которым подверглись польские журналисты» не посвятили «ни слова» представители организаций, занимающихся свободой СМИ, такие, как Союз польских журналистов и Центр мониторинга свободы прессы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.