Марчин Войчеховский: Подпадает ли в свете международного права катынское преступление под определение «геноцид»?

Януш Симонидес (Janusz Symonides), эксперт по международному праву: В обиходном понимании геноцид имеет место тогда, когда было убито большое количество людей. Но по международно-правовым определениям важно нечто другое: то, что жертвы принадлежат к одной этнической группе, и эта принадлежность является основным мотивом преступления, так, как, например, в случае Руанды. Доказать факт именно геноцида совсем не просто. Международные уголовные трибуналы требуют доказательств отчетливых мотивов. Не стоит забывать, что в конвенции о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества, к которой присоединились Польша и Россия, о геноциде не говорится. С этой точки зрения неверно настаивать на том, что катынское преступление является геноцидом. С юридической точки зрения в России геноцид имеет срок давности.

- Откуда тогда в отношении Катыни взялось определение «геноцид»?

- Оно появилось сразу же после этих событий. Автор этого термина Рафаэль Лемкин (Raphael Lemkin) начал использовать его в 1944 году, а конвенция ООН о предупреждении преступления геноцида и наказании за него была принята в 1948 году. Ранее подобные преступления трактовались как военные или преступления против человечества. Геноцид относится к одной этнической группе, а «человечество» - это гораздо более широкая категория. В международном праве все международные преступления трактуются таким образом, нет более или менее важных преступлений. Парадоксально, но в отношении Катыни термин «геноцид» впервые использовал русский прокурор Руденко, который в ходе Нюрнбергского процесса пытался переложить вину за это преступление на гитлеровцев. Но в уставе и приговоре Нюрнбергского трибунала геноцид не упоминается, там присутствуют преступления против мира,  военные преступления и преступления против человечества. Желание использовать в отношении Катыни термин «геноцид» проистекает главным образом из эмоций.

- Полтора года назад польский Сейм принял заявление, в котором говорится, что катынское преступление «носит черты геноцида». Это верная формулировка?

- Она более приемлема, так как позволяет квалифицировать это преступление как военное и направленное против человечества, а они не имеют срока давности. Это определение отвечает внутренним ожиданиям и одновременно подчеркивает, что катынское преступление не соответствует всем юридическим критериям геноцида.

- Какое-то время Польша требовала, чтобы катынское преступление было официально признано геноцидом. Такую позицию представлял Институт национальной памяти, а сейчас она близка части приверженцев партии «Право и Справедливость» (PiS). На чем основан этот подход?

- На том, что там погибли поляки. Возможно, для части общества это должно быть подтверждено таким определением этнического происхождения жертв? Но я подчеркну еще раз: с точки зрения международного права Катынь не отвечает требованиям определения геноцида. В независимости от желаний, использование этого определения не только не расширяет, а наоборот сужает сферу возможностей для того, чтобы на международном уровне добиться признания ответственности за это ужасное преступление.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.