С того момента, как произошла самая крупная природная катастрофа, какая когда-либо посещала Японский архипелаг, прошел уже месяц. Погибли около двадцати тысяч человек, материальный ущерб исчисляется сотнями миллиардов долларов. Смогут ли японцы восстановить страну? У меня нет сомнений, что да.

Японцы не пали духом, они приняли случившееся со смирением, по телевидению здесь редко можно увидеть отчаявшихся людей, не слышно и обвинений в адрес правительства в том, что оно слишком мало делает. При этом заметен общенародный порыв как можно быстрее восстановить страну. Как говорил в интервью Gazeta Wyborcza японист Рафал Томаньский (Rafał Tomański), у японцев есть «кнопка повиновения», они знают, как вести себя в кризисных ситуациях: сохраняют спокойствие, стоят в длинных очередях за водой или пищей. Они знают, что эгоистическое поведение могло бы дезорганизовать оказание помощи и создало бы ненужный хаос.

Хотя японское правительство еще не приняло указ об ограничении потребления электричества, жители городов уже делают это по собственной инициативе: выключена большая часть городских неоновых вывесок, люди стараются не пользоваться лифтами, отказываются от многих технологических удобств, которым нужно много энергии. Такое самоограничение, которое жители Страны цветущей сакуры сами на себя наложили, имеет в японском языке свое название. Японцы выступают за то, чтобы… им подняли налоги. Предприниматели хотят, чтобы ставка налога на прибыль была увеличена на 5 %, а правительство благодаря этому получило больше денег на восстановление страны.

Почему то, что кажется невозможным в других странах, возможно в Японии? Прежде всего, японец доверяет своему государству и власти. Сложно вообразить такое (особенно последнее) в польских реалиях. На восстановление страны цветущей сакуры наверняка потребуется не один год. Но я знаю, что японцы смогут это сделать. Это лишь вопрос времени, а для нас – урок общности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.