7 апреля Европейский парламент проголосовал за отчет по восточной политике соседства ЕС. Мы работали над ним несколько месяцев. В отчете появилось несколько новых смелых предложений, которые были поддержаны подавляющим числом евродепутатов на предварительных голосованиях в комиссии по иностранным делам. Цель этих предложений – усовершенствование восточной политики соседства ЕС, чтобы она стала более эффективным инструментом для сближения восточных соседей с Евросоюзом и его стандартами.

Ведущим мотивом была убежденность в необходимости принять перспективу «низ - верх», т.е. общество - государство. Нужны также дополнительные стимулы (большее открытие рынка и финансовая поддержка) для тех восточных партнеров, кто наиболее продвинулся в реформах. Отчет предполагает значительное увеличение финансовой и организационной помощи, в первую очередь для гражданского общества, а также интенсификацию межчеловеческих контактов (либерализация визовой системы). Цель этих действий - спуститься на как можно более низкий уровень и вести европеизацию снизу, т.к. она даст возможность гражданам стран-партнеров почувствовать конкретные плюсы сближения с ЕС.

Кто принадлежит к Европе

Один пункт, а именно вопрос формулировки – «перспектива членства» или «европейская перспектива» - вызвал разногласия. В отчете была принята вторая, туманная и общая, формулировка, что вызвало у восточных партнеров сильное разочарование, т.к. она означает большой шаг назад, в 1990-е годы. Как заявил глава делегации Украины по контактам с Европарламентом Борис Тарасюк, рядом с общепринятыми правилами политического словаря это определение звучит почти оскорбительно, поскольку ставит под вопрос принадлежность этой страны к Европе – в политическим, географическом и цивилизационном аспектах.

Этот шаг назад можно, конечно, объяснять, кружащим над Европой призраком усталости от расширения. Однако парадоксальным образом это совпало с тем, что ЕС под влиянием революций в арабском мире стал дозревать до принятия нового плана для юга. Плана боле смелого, означающего решительное сближение с демократизирующимися южными соседями. Восточное соседство также требует новой парадигмы, т.е. серьезного обсуждения долговременных перспектив членства в ЕС некоторых восточных партнеров.

Яйцо кукушки

Мы не можем «ad kalendas graecas» (после дождичка в четверг – прим. ред.) откладывать этот вопрос и прятать голову в песок. Страны Восточной Европы – это европейские государства, и будучи таковыми, они могут по европейскому законодательству подать заявку на членство в ЕС. В случае элит Грузии, Молдавии и Украины или (хотя и в различной степени) обществ всех стран-членов программы «Восточное партнерство» можно говорить, что планы присоединения к ЕС находят поддержку.

Нежелание Евросоюза дать однозначный ответ о членстве некоторых восточных соседей ведет к тому, что если в ближайшие годы кто-то из восточных партнеров подаст заявку на членство, Брюссель сочтет такие действия подбрасыванием ему кукушечьего яйца. Процесс расширения, который является главной силой ЕС, стал бы для него балластом.

Скептическое отношение Евросоюза к членским стремлениям Востока, может вызвать оправданную критику в использовании двойных стандартов. Ведь мы признаем потенциальными кандидатами несколько стран региона Западных Балкан (Албания, Босния и Косово), т.е. их членство гарантировано, в то время как экономическая, политическая и общественная ситуация в некоторых важных аспектах (коррупция, демократия, темп экономического роста) там хуже, чем в Грузии, Молдавии или на Украине. Но эти страны не становятся таким же центром внимания и активности ЕС, как Западные Балканы.

Главенство закона

Без долговременной перспективы членства сложно себе представить и устойчивую стабилизацию восточного соседства, которую ЕС считает своей стратегической целью. Революция в Северной Африке привела к тому, что Евросоюз уже не считает стабильность альтернативой демократии, а воспринимает их как тесно связанные между собой явления. Этот диагноз чрезвычайно актуален в случае нескольких стран Восточной Европы (Грузия, Молдавия, Украина). Уже 20 лет они являются «дефектными» демократиями. С одной стороны, они не скатывались до уровня авторитарных режимов, с другой, слабость их демократического устройства – это источник нестабильности. В итоге в их случае стабилизация означает строительство либеральной демократии, опирающейся на главенство закона.

Долговременная перспектива членства остается самым эффективным якорем процесса демократизации. Тесную связь между демократизацией и европеизацией, а в итоге стабилизацией, хорошо демонстрирует пример Молдавии, в которой наиболее прореформаторские политические силы являются одновременно очень проевропейскими.

И, наконец, последнее, но не менее важное: перспектива членства в ЕС также существенна для сохранения значения восточных соседей в европейских планах. Без нее восток будет постепенно вытеснен более населенным, быстрее развивающимся, менее стабильным югом, который может быстро сократить свою дистанцию в плане демократии. Поэтому сейчас, когда началась дискуссия о будущем европейского соседства, Польша и другие адвокаты восточного направления должны объединить свои силы и ввести в европейские планы действий вопрос долговременной перспективы членства некоторых стран-участников «Восточного партнерства».

Марек Сивец – евродепутат, докладчик резолюции Европейского Парламента по политике восточного соседства. 
Адам Бальцер – руководитель программы «Расширение и соседство ЕС» Центра европейской стратегии demosEUROPA, ассистент Марека Сивеца по вопросам «Восточного партнерства».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.