Российские СМИ – портал Live News и канал НТВ - сообщили, что в городе Стшалково (Strzałkowo) Великопольского воеводства неизвестные лица прикрепили к камню, установленному в память об объединении польских земель 1918 года, доску с надписью на русском языке: «Здесь покоятся 8000 советских красноармейцев, жестоко замученных в польских «лагерях смерти» в 1919-1921 гг.». В Стшалково в период польско-большевистской войны располагался лагерь для военнопленных. В 1920-21 годах в польском плену находилось 80-85 тысяч россиян. По польским данным погибло 16-17 тысяч человек, по мнению Геннадия Матвеева, сопредседателя занимающейся этой темой польско-российской комиссии, – 18-20 тысяч. Россияне умирали в основном от тифа: в Стшалково по польским данным умерло более четырех тысяч.

Перепутали места?

Табличку повесили на обелиск, поставленный в память 90-й годовщины обретения Польшей независимости. Свидетели рассказывают, что якобы вчера во второй половине дня там стоял запаркованный автомобиль, а вокруг крутились какие-то мужчины. «По нашим сведениям, табличка была повешена в воскресенье во второй половине дня. Об этом факте нам сообщил воевода около 16 часов. Когда мы приехали, материал, который использовался для монтажа, еще не засох», - рассказывает пресс-секретарь местной полиции Марлена Кукавка (Marlena Kukawka). Табличка была демонтирована и изъята. «Предварительно это действие квалифицировано как административное правонарушение, но не исключено, что в ходе следствия квалификация изменится», - подчеркнула Кукавка. Воевода узнал обо всем из СМИ: «Он сообщил о произошедшем консулу Российской Федерации в Познани. Тот ничего о табличке не знал, так что мы проинформировали полицию», - говорит пресс-секретарь воеводы Томаш Стубе (Tomasz Stube).

Но люди, повесившие мемориальную доску, скорее всего, перепутали обелиски. «Тот, на который они ее прикрепили, стоит в административных границах города Слупца (Słupca), а стшалковский лагерь находился на два километра дальше», - объясняет войт Стшалково Дариуш Гживиньский (Dariusz Grzywiński). От него осталось кладбище, где покоятся, в частности, семь тысяч советских военнопленных, погибших в период польско-большевистской войны. В центре некрополя стоит обелиск в память погибшим. Территория огорожена, но не охраняется, доступ туда свободный. Кладбище находится под опекой гмины Стшалково, получающей на это средства, в частности, из дотаций воеводы. На вопрос о том, кто теоретически мог повесить табличку, Дариуш Гживиньский разводит руками. «Этот инцидент наверняка не поспособствует улучшению польско-российских отношений», - говорит он.
 
Лагерь в Стшалково – это тема, которая активно интересовала россиян. Они обычно вспоминали о нем, когда Польша требовала покарать виновных в катынском преступлении. «Недавно журналисты российского общественного телеканала обратились ко мне с просьбой дать интервью на тему лагеря. Оно должно было состояться на прошлой неделе, но в итоге мы перенесли его на ближайший вторник», - рассказывает войт Гживиньский.

Реакция на Смоленск?


Российские СМИ размышляют, не является ли установка таблички реакцией на историю в Смоленске, где несколько семей жертв катастрофы президентского самолета без разрешения местных властей установили свою мемориальную доску. Надпись на польском языке на ней гласила, что президент Лех Качиньский и сопровождавшие его лица погибли, направляясь на торжественные мероприятия в Катынь, посвященные памяти жертв «советского геноцида». Накануне годовщины россияне сняли эту доску и заменили ее двуязычной – с лаконичным содержанием и без упоминаний о Катыни. Российский МИД сделал тогда резкое заявление: «Мы представляем, какова бы была реакция польских властей, если бы кто-то самовольно разместил какой-либо знак в существующих в Польше мемориальных местах». «Это выглядит отчасти так, будто придуманный месяц назад мидовский сценарий был сейчас воплощен в жизнь. Но чьими руками?» - задается вопросом заместитель председателя общества «Мемориал» Никита Петров. «Мне сложно поверить, что в Польшу вдруг спонтанно приехала группа российских патриотов с памятной доской», - добавляет он.

«Я не верю в то, что за этим делом стоят российские власти. При этом у нас существуют радикальные националистические группы, которые могли бы сделать нечто подобное», - сказал Rzeczpospolita обозреватель РИА Новости Дмитрий Бабич.

В беседе с Rzeczpospolita Петров подчеркнул, что авторы появившейся доски не только завысили число погибших в Стшалково, но злоупотребили словами, назвав лагеря для военнопленных «лагерями смерти». «Пленные умирали там от болезней и, несомненно, можно говорить об ответственности лагеря за плохие условия, в которых они содержались, но использование в данном контексте определения «лагеря смерти» – это чистой воды демагогия, ведь никто не принимал такого решения, что эти люди должны умереть», - говорит Петров. Он также обращает внимание на факт, что очень многие из этих военнопленных 20-го года после возвращения в СССР были расстреляны и убиты в 30-е по приказу Сталина, который приказал включить их в т.н. «Польскую операцию» НКВД. Сталин не доверял людям, которые когда-либо побывали на Западе.

«Обстоятельства размещения доски нам неизвестны. Если это, как сообщают СМИ, произошло без согласования с польскими властями, то подобные действия, чем бы они ни были мотивированы, очевидно, могут быть расценены как нарушение законодательства», - заявил вчера вечером российский МИД. Официальный представитель российского внешнеполитического ведомства также подчеркнул, что смерть красноармейцев в польском плену является «трагической страницей нашей общей истории».

«Это не лучший способ улучшения польско-российских отношений», - считает глава Комиссии по иностранным делам Анджей Халицкий (Andrzej Halicki). «Все эту историю сложно оценивать иначе, чем провокацию. Надпись на доске – это очевидная ложь», - сказал Rzeczpospolita советник президента профессор Томаш Наленч (Tomasz Nałęcz).