Наш гость - профессор Томаш Наленч, советник президента Польши, историк. Здравствуйте!

Должен ли наш МИД вызвать на ковер посла России в Польше и спросить насчет таблички в Стшалково.

ТОМАШ НАЛЕНЧ, советник президента Польши по историческим вопросам: Но почему?

Не знаю. Может, он лучше знает, откуда там взялась табличка?

ТОМАШ НАЛЕНЧ: Нет, мы должны, конечно, выяснить, кто совершил эту глупость или провокацию.

Вы верите, что это такая мелкая провокация?

ТОМАШ НАЛЕНЧ: Не исключаю никаких версий. Люди бывают изобретательными. Надо изучить все версии. Меня вчера немного насторожило, когда я услышал, как сотрудница полиции заявила, что они ведут расследование по факту преступления. На языке юридическом это, конечно, преступление, но важно установить, кто это сделал.

На камне, установленном в честь 90-летия независимости Польши, появилась табличка с надписью на русском языке о красноармейцах, жестоко замученных в польских концлагерях.

ТОМАШ НАЛЕНЧ: Здесь важно отметить, что эта надпись лжива и не соответствует тому, что установили историки как в Польше, так и в России. Этот вопрос был предметом политических интриг преимущественно несколько десятков лет назад. Эдакая «антикатынь». Вот у поляков на совести тоже убийства военнопленных. Этот вопрос очень хорошо изучен. Польша обнародовала все материалы. Благодаря польским и российским архивам были опубликованы толстые тома документов.

О том, что их косили болезни...

ТОМАШ НАЛЕНЧ: Все прекрасно задокументировано. Конечно, смертность военнопленных в этих лагерях была очень высока. Спор между польскими и российскими историками идет о нескольких тысячах человек. Но также мы обсуждаем количество поляков, погибших в советских лагерях в период войны 1920 года. Обратите внимание, россияне это прекрасно понимают.

Люди в Европе тогда умирали, как мухи. Эпидемия «испанки», которая опустошила Европу зимой с 1918 на 1919 год, привела к многочисленным жертвам на фронтах, превосходящим количество погибших за годы предшествовавшей этому войны. Поэтому действительно нужно иметь злой умысел, чтобы размещать такого рода надпись. В Польше не было никаких лагерей смерти, были лагеря для военнопленных, в которых была высокая смертность. Но в Европе умирало много людей, на самом деле и в лучших условиях.

Историки знают, как все было?

ТОМАШ НАЛЕНЧ: Да. Мы с женой соавторы того известного российского издания, посвященного белым пятнам польской историографии. Там есть статьи и российского автора - Матвеевой. Между нами, по сути, нет разногласий. Табличку повесил человек, который хотел обострения польско-российских отношений.

То есть он знал, чем все закончится?

ТОМАШ НАЛЕНЧ: Разумеется. Тот, кто это задумал, знал прекрасно, что делает. Негативно настроенные люди с обеих сторон начнут перепалку. Несомненно, такие найдутся и с российской стороны, будут защищать эту табличку.

Уже говорят: вы нам сделали то же самое. Я понимаю их логику и то, насколько эти два случая различны, но они говорят, что польская табличка в России - это то же, что российская - в Польше. Зуб за зуб.

ТОМАШ НАЛЕНЧ: Я не хотел бы бросать на кого-либо тень подозрений, но эта табличка могла быть чьей-то шуткой, за этим могут стоять какие-нибудь остряки из числа журналистов или политиков. Ведь в Польше идет предвыборная кампания, и у некоторых политических движений нет шансов на преодоление барьера в 5% голосов.

Я уже где-то сегодня читал, что это может быть партия «Право и справедливость»*. Но это безумие.

ТОМАШ НАЛЕНЧ: Нет-нет. Это было бы безумием. Но я бы не исключал, что это могла сделать какая-то политическая организация.

Перевод выполнен ИноТВ