Ожидалось, что вчера Медведев заявит о том, что он выставит свою кандидатуру на президентских выборах. Но он этого не заявил. Так что остается неизвестным, кто в 2012 году возглавит Россию – он или Путин. А может быть, оба сойдутся в политической схватке? Не исключено. Если это произойдет, они бросят на чаши весов свое разное видение экономики, а, значит, будущего российского государства. Если Медведев победит и воплотит в жизнь хотя бы часть своих либерально-модернизационных обещаний, он крепче свяжет Россию с Европой, ослабляя чрезмерную российскую активность на международной арене. А это сделает Старый континент более безопасным.

В Польше преобладает мнение, что различия между Путиным и Медведевым – это продуманная игра, а они составляют слаженный тандем, основанный на старой игре в доброго и злого полицейского. Возможно, в первый период правления нового хозяина Кремля так и было. Но сейчас уже нет: заработала механика власти и психологические законы. Даже если Медведев лоялен по отношению к Путину, его команда стремится обрести самостоятельность. Да и исходный тезис можно подвергнуть сомнению: неужели российский президент – это железный человек, которому чужды желания любого политика? Это маловероятно.

Реальные, а не тактические расхождения заметны сильнее всего в проектах экономического развития, предлагаемых обоими лидерами. Это две разные картины, а отличия слишком велики, чтобы речь шла лишь о видимости. Однако как «твердолобый» Путин, так и «либеральный» Медведев хотят сильной России. В конце концов, не Владимир Владимирович, а Дмитрий Анатольевич потребовал недавно отставок в армейском командовании за срыв программы модернизации вооруженных сил. Так что Россия будет укреплять свои силы независимо от того, кто победит на выборах. Вопрос только: будет ли она делать это бок о бок с Европой или против нее? Медведев внушает больше надежд.

Он не случайно отвечал вчера на вопросы журналистов именно в Сколково. Эта подмосковная деревня должна превратиться в российский аналог Кремниевой долины, центр высоких технологий. В представлении президента они плюс модернизация экономики и государства выведут Россию в первую мировую лигу. Но для этого понадобятся европейские ноу-хау. При таком раскладе обе стороны так сильно связали бы друг друга сетями товарооборота и инвестиций, что взаимные противоречия вредили бы им обеим.

Путин смотрит на будущее России иначе, хотя он тоже призывает модернизировать экономику. Он хочет развивать добывающую промышленность и строить благополучие государства на экспорте сырьевых ресурсов в надежде, что на них удержатся высокие цены (в случае нефти – порядка 100 долларов за баррель). Это дает конкретные доходы уже сейчас, без риска конкуренции в промышленности высоких технологий с лучше подготовленными в этом плане экономиками Европы, США, Японии, Кореи и даже Китая. При таком подходе западные ноу-хау нужны в основном для распространения добычи на труднодоступные месторождения и строительства сетей для транспортировки углеводородов. За них можно заплатить наличными, полученными от продажи сырья или, в крайнем случае, допуском к разработке. При этом нет необходимости чрезмерно связывать себя с западными партнерами ни в экономическом, ни тем более политическом плане, что дает Москве более широкое поле для маневров.

Российскими героями для Медведева являются Касперский, производитель программ-антивирусов мирового уровня, или Давид Ян – продающий компьютерные алгоритмы для перевода человеческой речи. Образцами Путина были бы король алюминия и никеля Дерипаска и властелин российской стали и железной руды Мордашев. Первая группа дает больше надежд на формирование общности интересов. Для процветания ей больше нужен Запад, ей важнее дружественные отношения с Европой, т.к. она является самым лучшим рынком сбыта. Даже если у Медведева нет настолько далеко идущих планов, а он лишь участвует в игре, он в любом случае будет подталкивать Россию в сторону Запада.