В России героем прошедшей недели стал молодой эстрадный артист Алексей Воробьев, который представлял страну на музыкальном конкурсе «Евровидение», ставшем здесь большим событием. Нет, вовсе не потому, что россиянин выиграл и потряс публику. В финале конкурса он провалился и занял лишь 16 место.

Он проявил себя в отборочном туре. Когда жюри объявило, что певец прошел в финал, он схватил российский триколор и размахивая им выкрикнул в телекамеры: «Это Россия б…дь! Это Россия! Смотри в глаза, б…дь!»

Сначала это вызвало в Москве некоторое замешательство и споры, не скомпрометировал ли молодой исполнитель свою великую страну, и ненужно ли отозвать его из финала, ведь парень и там может пустить со сцены крепкое словцо.

Но соотечественники быстро нашли оправдание своему участнику. С этим объяснением согласились его менеджеры: «Это нормальная здоровая реакция российского мужчины».

И я тоже понимаю эту реакцию. Россиянин за границей, а уж тем более участвующий вместе с иностранцами в каком-нибудь конкурсе или соревнованиях, знает одно: вокруг него одни враги, которые думают, как ему насолить, не дать заслуженной медали или награды, а все для того, чтобы унизить его ненавидимую всеми родину.

А Воробьева в финале, как выяснилось, обидела даже братская Белоруссия.

Представителям России Минск всегда ставил на «Евровидении» максимальные оценки, и эти 12 баллов полагаются им сами собой из года в год. А сейчас, хоть парень старался и даже, не прекращая пения, сделал сальто, белорусы дали ему только пять баллов. Почему? Комментаторы быстро объяснили, что это из-за Лукашенко, который злится на Москву, т.к. та не дает ему кредитов, без которых развалится оторванная от реальности экономика его страны.

«Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?» - вопрошал Николай Гоголь. Почему взрыв патриотического энтузиазма с флагом в руке сопровождается обращением к чрезвычайно ненормативной лексике?

А как иначе? «Мат», т.е. бранная лексика, и «феня», тайный язык преступного мира, уже давно вошли даже в российские салоны. Ирина Хакамада, некогда бывшая министром у Виктора Черномырдина, сетовала в своих воспоминаниях, что женщина не должна становится членом правительства, так как при ней ее коллеги не могут нормально разговаривать. «Они не ругаются, они матом разговаривают», - объясняла она.

Даже лидеры государства, когда их охватывают эмоции, отходят от литературного русского языка.

Мастером жанра является Владимир Путин, который в самом начале своего правления, будучи президентом, обещал «мочить в сортире» чеченских террористов. Эта идиома на  фене означает «убить опущенного в отхожем месте».

Даже сын ленинградских интеллигентов, кандидат юридических наук Дмитрий Медведев, когда его понесет, может бросить бюрократам, что они должны прекратить «кошмарить» бизнес. Это тоже словечко из криминального лексикона, оно означает создавать сокамернику кошмарные условия, чтобы вынудить его пойти на уступки другим зекам или на сотрудничество с администрацией.

У иностранных переводчиков возникают серьезные проблемы с переводом таких неожиданных высказываний политиков, а россияне понимают их отлично. В течение последних двух десятилетий, как несколько дней назад писал «Московский комсомолец», через тюрьмы или, по крайней мере, СИЗО прошли 25 миллионов граждан. Вместе с семьями это получается по меньшей мере половина населения страны, для которой мат и феня – нормальный язык общения.

Так что соотечественники прекрасно понимают Воробьева, который хоть и не выиграл, но по крайне мере высказал чужакам правду-матку.