«Кто из нас не любит быстрой езды?» - повторяют россияне, хвалясь, что, они, возможно и «долго запрягают, зато потом мчатся во весь опор».

Эта известная фраза отражает извечную страсть этого народа. Еще Лев Толстой в «Войне и мире» описывал, как молодой князь Анатоль Курагин гнал очертя голову на тройке по узким московским улочкам, а для полноты ощущений любил еще и переехать при этом какого-нибудь прохожего. Он мог себе это позволить, потому что у него был титул, офицерские эполеты, отцовские миллионы и связи при дворе.

Современным россиянам желанное право езды без тормозов дает синий проблесковый маячок, называемый «мигалкой». К ней еще прилагается «крякалка» - звуковой сигнал, напоминающий карканье вороны, которым несущийся «Мерседес», «БМВ» или «Бентли» разгоняют на запруженной дороге «Лады» и прочий металлолом.

«Мигалка» и «крякалка» – это не только инструмент, позволяющий ехать быстрее, чем простой плебс. Это признание статуса, символ, возносящий высоко над толпой. Это знак, что у такого человека есть и титул, и эполеты, и отцовские миллионы, и связи в Кремле. Поэтому все или почти все мечтают о «мигалке» и «крякалке», а те, кому позволяют средства, покупают это чудо за бешеные деньги у коррумпированных гаишников.

Каждая новая власть обещает россиянам, что «мигалки» исчезнут, что право на маячок будут иметь только президент и премьер. Но с этим волшебным фонарем на крыше продолжает ездить масса бюрократов среднего звена, артистов, богачей, и, разумеется, бандитов. Никто точно не знает, сколько таких мигающих машин кружит по одной только Москве, судя по всему их больше тысячи.
 
Войну с «мигалками» и «крякалками» ведет на улицах и в интернете неформальная организация «Синие ведерки». Название взялось от того, что его сторонники ездят по Москве с установленными на крыше синими ведерками, напоминающими «мигалки».
 
«Антимигалочники» охотятся на нарушающих ПДД, а зачастую и цельность костной системы пешеходов, «мигалочников». Они снимают на видео (и показывают потом в интернете) автомобили, которые мчатся с «мигалкой» не на важные правительственные совещания, а в супермаркет или на дачу.

Совсем недавно им удалось выследить и взять на мушку вполне крупного зверя – главного кинематографиста России режиссера Никиту Михалкова. Хоть он и не министр, а за пределами киноэкрана, где он любит выступать с погонами, даже не генерал, он мчался по Москве на своем «Лэнд Ровере» с мигалкой. Он получил ее, потому что до недавнего времени был главой общественного совета при министерстве обороны.

«Антимигалочники» упорно преследовали Михалкова: они снимали, как он пересекает двойную сплошную, по-хамски вытесняет с дороги других водителей. Режиссера (хоть он лауреат «Оскара» и, несомненно, гений экрана) россияне, мягко говоря, не любят. Он восстановил против себя московскую интеллигенцию подхалимством, пресмыканием перед властями, публичным именованием Владимира Путина «его превосходительством».

Власть щедро вознаграждает его за это. Она финансирует его фильмы и сделала его неформальным главным кинематографистом страны. Но публика от Михалкова отвернулась.

Недавно на экраны вышла действительно хорошая картина режиссера – «Цитадель», но критики стройным хором осмеяли ее, а публика бойкотировала. В обществе неприлично даже признаться, что ты смотрел этот фильм.

Министерство обороны поддалось этим настроениям и отобрало у придворного режиссера Кремля «мигалку». Из этого вышел серьезный политический скандал. Михалков заявил, что если ведомство не способно оградить его от черни, то оно не защитит и страну от врага, и обвинил министра обороны и главнокомандующего вооруженными силами, т.е. самого президента, в том, что они попирают славные традиции российской армии. Он громко хлопнул дверью, уйдя из совета при министерстве обороны.

Но это еще не конец. Михалков – личность творческая и активная. Он всплыл на православно-славянском Славянском форуме искусств, где доказывал, что необходимо как можно быстрее создать новый общественный совет, который бы следил за тем, чтобы в СМИ не появлялись материалы, противоречащие традиционной российской морали, а было как можно больше репортажей с церковных торжеств.

Инициативу поддержала группа патриотически ориентированных деятелей искусств, которым очень понравилась идея введения в стране «общественной цензуры».

Если все получится, Михалков будет в двойном выигрыше: он заткнет рот критикам, которые с аморальной и антироссийской позиции высмеивают его фильмы, а как глава нового совета сможет вернуть себе «мигалку».