В понедельник во второй половине дня министерство внутренних дел и администрации Польши разместило на своем сайте протокол с приложениями, на основе которого создавался отчет комиссии Ежи Миллера (Jerzy Miller), занимавшейся расследованием причин смоленской катастрофы. Что есть в этих документах? В записях переговоров польского экипажа «Туполева», а также российских диспетчеров в Смоленске появились новые нерасшифрованные ранее высказывания. Не обнародовано, однако, приложение №7, которое содержит описание травм жертв.
 
Полковника Эдмунда Клиха (Edmund Klich) (бывший представитель Польши при Межгосударственном авиационном комитете – прим. пер.) удивил расшифрованный фрагмент переговоров в кабине пилотов, из которого следует, что пилоты обсуждали запланированный визит в Катынь. «Из новых документов мы, в частности, узнали, что второй пилот спрашивает, в котором часу начнутся торжественные мероприятия, а капитан отвечает: «Не знаю, но если мы не сядем, у них не будет времени». Это означает, что пилоты осознавали, что если они сядут на запасном аэродроме, то визит президентской делегации пойдет не по плану. Удивительно, что несмотря на эту расшифровку, в протоколе появляется комментарий: «комиссия не усмотрела каких-либо опасений экипажа, в том числе командира воздушного судна, касательно негативных последствий принятия решения об уходе на запасной аэродром, хотя это вело к невыполнению настолько важной с точки зрения экипажа задачи», отмечает Клих.

На вопрос о том, испытывали ли пилоты, по его мнению, давление, он говорит: «Я считаю, что определенное давление было, но эта тема, в силу обстоятельств, отражена в отчете деликатно, чтобы никого не обидеть».

Среди новых расшифрованных фрагментов есть также реплика второго пилота, который говорит: «Наша метеослужба больше волновалась за ЯК, чем за нас, они говорили, что будет лучше. Чем дальше, тем лучше». Эти слова, по мнению Эдмунда Клиха, свидетельствуют о том, что экипаж знал о плохой погоде. Как полагает Клих, на это указывает и другая фраза, прозвучавшая в кабине в 6.11, вскоре после старта, еще до того, как экипаж получил информацию из Белоруссии: «Что-то там видно, может, так плохо не будет».
 
По мнению полковника, как в отчете, так и в обнародованных документах есть «некоторые белые пятна», но нет расхождений, так как их «писала одна и та же комиссия». Что это за белые пятна? «Я ожидал, что после многомесячной работы польские эксперты больше расшифруют из переговоров в кабине, так как такие обещания звучали. К сожалению, разобрали они не намного больше, чем россияне», - говорит Клих. Он добавляет, что выражая свое частное мнение, которое он излагает в своей новой книге «Безопасность полетов», он несколько расходится с комиссией Миллера и МАК во взгляде на катастрофу: «Я выделил семь системных причин, а комиссии переложили всю ответственность на экипаж».

Клиху непонятно то, что хотя документы были опубликованы на интернет-сайте, по этому поводу не было запланировано пресс-конференции. «Это выглядит своего рода бегством от темы. Они вбросили что-то в интернет, а теперь пусть каждый сам это интерпретирует, как хочет. Можно было сделать по-другому: опубликовать материалы, а через пару дней, когда все с ними ознакомятся, устроить конференцию. Видимо, этого решили избежать».

На вопрос, каков будет резонанс публикации, Клих говорит: «Польские замечания к отчету МАК были гораздо более острыми, чем те, что вошли в окончательный отчет комиссии Миллера и сегодняшние документы. Видимо, произошли «дипломатические» перемены».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.