В польской столице сегодня пройдет международная конференция на тему «Военнопленные войны 1920 года: спор об истории с мыслью о будущем». Однако это будет не просто встреча ученых, а площадка серьезного спора. Приглашенный в Варшаву крупнейший российский историк, занимающийся этой тематикой, профессор Геннадий Матвеев из Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, в последнее время неожиданно изменил свои взгляды.

«В 2004 году мы издали совместно с россиянами объемную книгу "Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг. Сборник документов и материалов". На основе анализа тысяч документов обе стороны сошлись на том, что в польском плену погибло не более 16-18 тысяч пленных большевиков. И вдруг сейчас профессор Матвеев стал утверждать, что погибло более 28 тысяч пленных. Мы ожидаем, что он прояснит свою позицию», - сказал Rzeczpospolita участник сегодняшней дискуссии профессор торуньского университета им. Николая Коперника Збигнев Карпус (Zbigniew Karpus).

Профессор Матвеев отразил свои новые взгляды в нескольких статьях и сообщил, что готовит на эту тему книгу. Но как говорят польские историки, с 2004 года он не обнаружил никаких новых документов, которые бы оправдывали настолько серьезную смену цифр. Он базирует свое открытие на том, что «заново переосмыслил тему» и иначе проанализировал уже известные архивные материалы.

«В те времена европейская "норма" смертности военнопленных составляла 16-18 процентов. Польша взяла в плен 105-115 тысяч большевиков, часть из них воевала потом на нашей стороне. Таким образом за колючей проволокой осталось чуть более 80 тысяч человек. Отсюда максимальная цифра – это 18 тысяч смертей. Но Матвеев вдруг решил, что пленных было гораздо больше – 156 тысяч. Это несерьезно», - подчеркивает Збигнев Карпус.

Неожиданная смена позиции ведущего российского профессора вызывала у польских историков серьезные сомнения в целях исследователя. «Это удивительным образом совпадает с действиями российской пропаганды, которая старается противопоставить тему умерших в плену большевиков катынскому преступлению. Приводимые им цифры – 28 тысяч пленных – это несколько больше, чем число жертв катынского преступления (22 тысячи - Rzeczpospolita). Это выглядит подозрительно. Я опасаюсь, что профессор Матвеев мог поддаться давлению Кремля. Если это правда, это ставит под вопрос его научную добросовестность», - говорит другой участник конференции профессор Войчех Рошковский (Wojciech Roszkowski) из польской Академии наук.

Споры вокруг темы пленных большевиков начались в 1990 году, когда Советский Союз признал свою ответственность за катынское преступление. Тогдашний лидер, Михаил Горбачев, поручил найти в истории польско-российских или польско-советских отношений какой-нибудь инцидент, который бы компрометировал поляков. Такой, который можно было бы противопоставить убийству польских офицеров НКВД в 1940 году: так называемую «Анти-Катынь».

Вначале для этих целей думали использовать эпизод сожжения поляками Москвы в начале XVII века, но в конце концов решили, что это слишком давнее событие. Тогда советские историки подбросили Кремлю дело умерших военнопленных войны 1920 года. С того времени российские руководители при слове «Катынь» автоматически припоминают судьбу красноармейцев.

«Подобное сопоставление недопустимо. Польские офицеры были хладнокровно убиты. Их расстреляли по приказу Сталина и других членов советского руководства. А пленные большевики в 1920 умерли из-за свирепствующих в то время в лагерях эпидемий инфекционных заболеваний. Никто в Польше не желал их смерти. Если судьбу пленных большевиков и можно с чем-то сравнить, то с тем, что случилось с польскими военнопленными в той же самой кампании. Их судьба тоже была ужасна. Мы собираемся напомнить об этом на конференции», - отмечает профессор Рошковский.

По существующим оценкам, в советском плену умерло несколько тысяч поляков, взятых в плен в ходе кампании 1920 года, а также несколько тысяч солдат 5-ой Сибирской дивизии, которая сдалась красным под Красноярском.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.