В день тишины мы начинаем публиковать подборку статей из архивов польской прессы. 3 марта – в годовщину заключения Брестского мира, мы предлагаем вашему вниманию свидетельство эпохи.

Корреспондентское бюро города Брест-Литовск 3 марта сообщает: Сегодня в 5 часов пополудни с Россией был подписан мирный договор.

Заключение мирного договора с Россией – событие столь знаменательное с исторической и практической перспективы, что его невозможно рассмотреть и оценить беглым взглядом. Брестский договор ясно показывает полную капитуляцию революционной России перед Германией: это публичное признание российского бессилия перед лицом всего мира. Большевистская Россия не может дальше продолжать войну и безоговорочно принимает все продиктованные ей условия.

Они чрезвычайно обременительны и унизительны, поскольку теснят Россию в еще допетровские границы, перечеркивая практически все ее позднейшие завоевания. Как точно будет проходить граничная линия с запада пока еще, правда, неизвестно, и мы не знаем, дойдет ли она до Днепра или лишь до Березины. Однако в целом договор открывает с этой точки зрения разнообразные возможности, предполагая изменения, которые сможет произвести смешанная комиссия, и предусматривая освобождение занятых земель только после заключения всеобщего мира. Поскольку германские войска дошли до исторической границы Польши в ее виде до разделов, вся эта территория останется во владении Германии до того момента, как политическая ситуация Европы будет урегулирована всеобщим мирным договором. В этом решении кроется, возможно, предзнаменование будущего международного вмешательства при окончательном определении западных границ России.



В первую очередь Договор отторгает от России балтийские провинции: Эстляндию, Курляндию и Лифляндию, граница которых проходит в соответствии с прежним состоянием. <…> Далее на юг точное прохождение граничных линий станет известно только после обнародования соответствующего раздела Договора. Как уже было сказано, ее нельзя считать окончательной, тем более что она отчасти зависит от определения границ украинского государства на юге. Договор не закрывает эту тему, так как урегулирование российско-украинской границы должно произойти в результате взаимной договоренности этих стран. Только после решения этих вопросов западная граница России сможет быть определена более точно. Вопрос границы между Россией и Румынией Договор не затрагивает, оставляя его для переговоров, которые начаты в Бухаресте. Однако кажется несомненным, что Бессарабия достанется Румынии взамен за передачу Болгарии всей Добруджи (историческая область на севере Балканского полуострова, на территории современных Румынии и Болгарии. В конце XIX — начале XX века Добруджа, стратегически расположенная близ важной дельты Дуная стала объектом яростных территориальных споров между Российской империей, Османской империей, Румынией и Болгарией, — прим. ред.).

Далее Договор передает Турции три кавказских области — Ардагана, Карса и Батума, что равнозначно утере всего закавказского региона. На севере от упомянутых областей находится новая грузинская республика, которая уже провозгласила независимость и даже приступила к переговорам с Османской империей. Восточная транскавказская область занята татарами и армянами, и еще неизвестно, останутся ли они в федерации с Россией. Батум – важнейший порт Кавказа и конечный пункт Транскавказской железной дороги, соединяющей Черное море с Каспийским. Вся эта ветка выходит сейчас из-под непосредственного влияния России, с чем связана и утрата богатых нефтяных месторождений в Баку. Таким образом пропал даром результат почти столетних завоеваний: Россия вытеснена из Средней Азии, в которую она так упорно и долго вгрызалась с тех пор, как вышла из московского периода своей истории. После утраты Кавказа России придется отказаться от своих закаспийских владений, которые, впрочем, как Грузия, уже организовались в независимые государства. Если прибавить к этому, что Восточная Сибирь станет сейчас легкой добычей Японии, а отчасти и Китая, которого мирный договор России с Центральными державами освобождает от прежних позиций, мы получим примерную картину полного упадка России в качестве азиатской державы.

Договор требует от России полностью покинуть Финляндию и вывести военный флот с Балтийского моря. После уступки Эстляндии и признания финской независимости у России не осталось на Балтике других портов кроме Кронштадта и Петербурга, так что дальнейшее содержание там дорогостоящих эскадр, действительно, было бы бессмысленным излишеством. <…>

Не слишком конкретно положение Договора, касающееся его ратификации. По общепринятым нормам ратифицирование международных договоров относится к компетенции законодательных органов заинтересованных государств. В России же сейчас нет парламента, который мог бы совершить это действие. Учредительное собрание разогнано большевиками, прежняя Дума была фактически распущена, а ратификация рабоче-солдатским Советом не имела бы силы. В этом – слабое место Договора. Большевики могли формально заключить мир, но неизвестно, есть ли у них силы, необходимые для выполнения его условий. <…>

Сегодня также невозможно еще предвидеть, вступит ли Брестский договор, ставший для России катастрофой и потрясший основы ее существования, в силу во всех своих деталях. Возможно, будущий международный конгресс внесет в него изменения и ослабит некоторые его положения, но уже сам факт, что в России нашлось правительство, которое без сопротивления его приняло, лучше всего доказывает, до какой степени упадка довели эту страну несколько демагогов, готовые ради партийного интереса и революционной теории принести в жертву благо и целостность своей отчизны.

А для всех тех, кто с самого начала войны предостерегал от того, чтобы возлагать на Россию какие-либо польские надежды и связывать судьбу Польши с этим разлагающимся государством, Брестский договор явился последним, трагическим и бесспорным доказательством, что их мнение было единственно верным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.