Способна ли Польша, организатор ЧЕ-2012, справиться со своими задачами и обеспечить безопасность гостям мероприятия? Такие вопросы стали появляться на иностранных интернет-порталах. Это - результат истерии, которую вызвал в Польше план российских болельщиков устроить марш по Варшаве. На самом деле, в этом марше не было ничего исключительного: несколькими днями раньше аналогичный устроили хорваты в Познани. Однако, хватило одной идеи Александра Шпрыгина (приближенного к Кремлю болельщика) о чествовании «великой России» и использовании советской символики российскими фанатами, чтобы в польских СМИ разразилась буря, а частью политиков овладели неслыханные эмоции.

Использовав простой политтехнологический прием, Россия получила свое: теперь ей будет легко «продать» тезис об антироссийских фобиях поляков, дискредитирующий нашу страну. «Россияне умеют добиваться своего, используя провокации. К сожалению, нужно признать, что они в этом - мастера», - подчеркивает политолог Яцек Клочковский (Jacek Kloczkowski). Эксперт обращает внимание на то, что поляки из-за своего исторического опыта особенно податливы на провокации такого сорта.

Это видно на примере недавней «утечки» информации, опубликованной газетой «Московские новости». В апреле она сообщила, что Страсбургский суд должен вынести решение о том, что Россия не несет ответственности за катынское преступление. Информация оказалась ложной, но вызвала в Польше невероятные эмоции: ее комментировал, в частности, президент Бронислав Коморовский и влиятельные парламентарии.

Россияне очень охотно обращаются к эмоциям, имеющим историческую подоплеку: прокремлевские СМИ то отрицают факт геноцида в Катыни, то обвиняют Польшу в том, что она, якобы, совершила расправу над большевиками в 1920 году. Такого рода публикации в российской прессе непременно вызывают напряженность во взаимных отношениях и делят польское общество на враждующие лагеря. И не только в случае смоленской катастрофы. Напомним, что в 2008 году «Российская газета» напечатала сообщение, будто польская Силезия может пойти по стопам Косова и отделиться от Польши. Произойти это должно было, якобы, по инициативе Движения за автономию Силезии. «Эти темы очень важны для нас, и россиянам это отлично известно. Однако, зрелые политики не должны поддаваться на провокации, им следует реагировать только на те явления, которые на самом деле наносят удар по нашему суверенитету или национальным интересам», - полагает социальный психолог Ирениуш Щудем (Ireneusz Siudem). А как раз этого умения польской политической элите недостает. Когда в январе 2011 года российский Межгосударственный авиационный комитет обнародовал несправедливый отчет о причинах смоленской катастрофы, польское правительство долго не выступало с опровержением ложных фактов.

Эмоции брали верх также в случае российских экономических провокаций. Вместо того, чтобы искать решения в формате ЕС и оказывать на Москву давление при помощи Брюсселя, польское правительство было, с одной стороны, парализовано страхом, а с другой - грозило ответными мерами. Так было, например, когда россияне в 2011 году, не обосновывая причин, ввели эмбарго на экспорт наших фруктов и запретили въезд наших грузовых фур.

«Нам следует реагировать хладнокровно, спокойно и по существу», - считает Ирениуш Щудем. Такая реакция последовала лишь однажды: когда в 2005 году Российская Федерация под надуманным предлогом перехвата нескольких фур с, якобы, подложными документами и ввела эмбарго на ввоз польского мяса. В результате правительство Ярослава Качиньского в ноябре 2006 года заблокировало начало переговоров между Европейским союзом и Россией по новому соглашению о Партнерстве и сотрудничестве. В итоге переговоры с Москвой об отмене эмбарго взяла на себя Европейская комиссия.

К сожалению, это было исключением из правила. Обычно же польские политики и пресса поддаются на российские провокации и по любому поводу впадают в истерику, что россияне безжалостно используют в своих целях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.