«Убери этого Янека, убери это белое, воняет», - воет демон, когда экзорцист ксендз Мачей Гутмайер (Maciej Gutmajer) прогоняет его носком Иоанна Павла II. Ксендз объясняет, что для демона дурно пахнет святость. Говорят, что папский носок был эффективным еще до причисления Иоанна Павла к лику блаженных. Сейчас он стал реликвией, как и сотни других связанных с Папой вещей: ботинки, фрагменты одеяний, простыней, бусины четок, а особенно - кровь и волосы, т.е. реликвии первой степени. Еще есть обломок зуба, который находится в распоряжении кардинала Станислава Дивиша (Stanisław Dziwisz).

Кровь, волосы и одежда


Можно сказать, что вся Польша окроплена кровью Иоанна Павла II. Это кровь, которую врачи взяли перед операцией трахеостомии в последние дни жизни Папы. Кардинал Дивиш, получивший ее в двух ампулах, говорит, что это «текучая, красная живая кровь Святого Отца».

Такие реликвии есть уже в нескольких десятках польских приходов: в Лихене, храме Провидения Божия в Варшаве, часовне св.Кинги в Величке, во всех крупных городах и массе средних. Сейчас они распространяются по все меньшим населенным пунктам. Те, кому не удалось получить папскую кровь, пытаются добиться волоса или фрагмента одежды. Например, папские волосы, которые очутились в поморском селе Лузино, снабжены сертификатом «Ватикан, 10.10.2005 г. Волосы Святого Отца Иоанна Павла II» и печатью секретариата Его Святейшества.

Читайте также: Судьбы реликвий и захоранений

Приходы могут также ходатайствовать о том, чтобы их посетили реликвии, которые путешествуют по епархии. В этом году до села Грабово-Крулевске добрался фрагмент ризы, в которой Папа отправлял службу на Страстной неделе. Все село украсили флагами и папскими символами, был организован полевой молебен со всенощным бдением, крестный ход, выступления молодежи, совместная молитва и обедня на прощание с реликвией.

Подобные мероприятия привлекают массы народа. Поэтому каждый польский приход хочет иметь хотя бы каплю крови Иоанна Павла II, а кардинал Дивиш щедро их раздает. Когда на воскресную службу приходит все меньше верующих, становится хорош любой способ их удержать, а папская кровь притягивает больше народа, чем его энциклики.

Культ реликвий подвергался критике уже в средневековье как идолопоклонческая и языческая практика. Однако Тридентский собор в XVI  веке предписал чтить тела святых и подтвердил, что принадлежавшие им или соприкасавшиеся с их телами предметы также считаются реликвиями. Архаичную и, казалось бы, неадекватную современности традицию возродил как раз Иоанн Павел II, который проводил причисление к лику блаженных и святых в невиданных прежде масштабах. Это должно было стать лекарством от секуляризации и уменьшения влияния Католической церкви в первую очередь во все более светской Европе. Впрочем, некоторые верующие воспринимали и самого Папу как живую реликвию.

«Иоанн Павел II играл на нескольких струнах: с одной стороны, он поддерживал открытое, интеллигентское католичество в духе еженедельника Tygodnik Powszechny, а с другой - народную религиозность, в которой он играл роль магической фигуры,- говорит теолог и философ Тадеуш Бартось (Tadeusz Bartoś). - Фигуры, которую не носят на руках, а которая движется сама. Наш белый Папа».

Также по теме: Достойные религиозные сериалы необходимы для знания истории


Культ папской крови вызвал критику внутри самой Католической церкви: говорилось, что это инфантилизм, анахронизм, несоответствие христианской концепции абсолюта. Краковский иезуит ксендз Кшиштоф Мондель (Krzysztof Mądel) заявил, что если реликвией станет считаться ампула с кровью, мы придем к временам средневековья и магического католицизма. Ксендз Гжегож Рысь (Grzegorz Ryś) предостерегал, что сосредоточенность на почитании реликвий вместо папского учения превратит культ Иоанна Павла II в карикатуру. Но задают тон в польской Католической церкви не они, а кардинал Дивиш, который защищает Краков от наводнения при помощи мощей св.Станислава, лечит автогонщика Роберта Кубицу (Robert Kubica) кровью Папы и совершенно серьезно говорит о том, что Иоанн Павел II помог отразить пенальти в матче с российской сборной. […]

Газета с чудесами


Катехизис Католической церкви говорит о чудесах и реликвиях мало. В одной из его статей перечисляются разнообразные «формы благочестия, окружающие сакраментальную жизнь Церкви: почитание мощей, посещения святынь, паломничества, процессии, Крестный путь, религиозные танцы, розарий, медальоны и т.д.», однако дается рекомендация очищать и углублять религиозное чувство, из которого они произрастают. 

Но то, что Катехизис трактует как явления второстепенные, оказывается в Польше основной и все более заметной формой религиозности. Эта тяга к магическому может проистекать из того, что часть верующих считает секуляризацию угрозой вере, которая требует в таком случае «подкрепления» осязаемыми доказательствами, ясными и однозначными знаками.



Читайте также: Чечне подарили «исламскую реликвию»

Этим летом Богоматерь появлялась в Польше уже два раза. В деревне Хрыневиче под Белостоком ее фигура заплакала кровавыми слезами. А в лесу неподалеку от Ченстоховы она явилась в смоле на месте отрубленного сука дерева. Весть об этом распространилась моментально: люди начали собираться у дерева, приносить к нему цветы, писать стихи, а у одной девочки рядом с чудесной сосной перестало болеть ухо.

На этот спрос отвечает также правая пресса. В Gazeta Polska Codziennie есть даже специальная рубрика под названием «Чудеса». Большинство размещаемых в ней статей посвящено исцелениям. Некая Агата, приложившись к мощам, избавилась от гепатита. Лилиан просила Богоматерь вылечить ее больные ноги, и тогда комната наполнилась ароматом цветов, а присутствие благословенной Девы можно было ощутить между кухней и гостиной. Боль ушла, Лилиан встала на недвижных прежде ногах, кожа на которых стала «розовой, гладкой и нежной, как у младенца».

Божьи планы на Подляшье


То что неофициально и в локальном масштабе можно было наблюдать у ченстоховской сосны, в макромасштабе и под покровительством Церкви происходит в деревне Сокулка. С тех пор, как облатка превратилась там в фрагмент мышцы человеческого сердца, что было признано на епархиальном уровне, это прежде сонное местечко пережило наплыв верующих. Группы паломников меняют свои маршруты, а приходской ксендз Станислав Гнедзейко (Stanisław Gniedziejko) рассказывает, что только на этот год записались уже 570 организованных групп. Индивидуальных паломников приезжает несчетное число. Чудесная облатка помещена в застекленную нишу под табернаклем, а ее перенос в часовню сопровождала 25-тысячная толпа, скандировавшая «Мы избранные, мы верим в чудо».

Также по теме: Причастие на Луне - религиозный опыт в космосе

Ксендз Гжегож Рысь сравнивает народную религиозность с неуправляемой рекой, которая течет по широкому руслу, а роль Церкви - со службами, которые призваны предотвратить наводнение. Католическая церковь относится к чудесам осторожно и дистанцированно. С одной стороны, она не хочет отталкивать верующих критикой, что это все магия и суеверия, ставящие веру в зависимость от зримых знаков, с другой - не хочет выставлять себя в смешном свете.

Ксендз Ян Крачик (Jan Kracik) пишет, что жажда чудес - это «неудобный союзник христианской веры». Вначале он кажется полезным, но потом отодвигает на второй план ее требования и инструментализирует религиозность. Однако в Польше эта жажда довольно распространена:  64% респондентов, опрошенных агентством TNS OBOP, заявили, что верят в чудеса, а 47% убеждены, что капля крови Иоанна Павла II помогла выздороветь Роберту Кубице.

Чудо в Сокулке вписывается в эти ожидания. Возможно, именно поэтому Церковь подошла к этой истории уже без осторожности (польская Католическая церковь, т.к. Ватикан на эту тему еще не высказывался). Было решено ограничиться двумя неофициальными экспертизами религиозных профессоров, которые постановили, что исследовавшаяся субстанция - это мышечная ткань сердца человека в агональном состоянии. Архиепископ Эдвард Озоровский (Edward Ozorowski), несмотря на звучавшую из научных кругов критику, отказался проводить более точные специализированные исследования, например, анализ ДНК. Он объяснял, что если произошедшее в Сокулке событие изменит людские сердца и души, никаких анализов не нужно. И если это фрагмент сердца Христа, тем более, стоит соблюдать уважение к его святости. [...] «Все лучше, чем священник, сидящий в пустом приходе. Хорош любой способ привлечь людей», - заключает Тадеуш Бартось.

Профессор Збигнев Стаховский (Zbigniew Stachowski), заведующий кафедрой философии культуры университета в Жешуве и председатель Польского религиоведческого общества, усматривает в этих событиях отчаянную попытку найти способ активизировать прихожан, которая демонстрирует истинную степень опасений Церкви перед секуляризацией. «Самый удачный подход, который позволяет интерпретировать данные явления - это рыночная теория религии. Она трактует Церковь и религиозные сообщества как фирмы, а священников как менеджеров, занимающихся распространением духовных благ с учетом спроса и предложения. В таком контексте кровь Папы, становящаяся религиозным гаджетом - это отличный маркетинговый шаг. В свою очередь, чудеса или паломничества прекрасно вписываются в течение "ивентизации" веры, сводящейся к переживаниям эмоционального и эфемерного характера. Для меня лично - это проявление десакрализации религии», - объясняет профессор.

С одной стороны чудеса, мощи или святые источники кажутся атрибутами какого-то древнего архаичного мира, но с другой, они прекрасно вписываются в современную поп-культуру. Это всего лишь расширение предложения, адресованного специфической целевой аудитории.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.