Беркли, Калифорния - В своей недавней лекции о российской политике заслуженный профессор политологии в отставке Кен Йовитт (Ken Jowitt) бросил вызов западному миру отказаться от своего устаревшего и упрощенческого взгляда на мировые державы, якобы разделенные на автократии и демократии западного стиля. По его словам, теперь, когда биполярность времен 'холодной войны' исчезла, наш долг смотреть на Россию, не предполагая худшее, но и не питая нереалистичные надежды изменить ее по нашему подобию.

'Хорошо знать, с кем и чем именно вы имеете дело, вместо того, чтобы работать с романтической идеей о том, что в России есть сто миллионов демократов, только и ждущих падения путинского режима, чтобы создать джефферсоновскую демократию. Потому что это не так', заявил Йовитт во время своей оживленной, переполненной слушателями лекции, которая была организована Институтом славянских, восточноевропейских и евразийских наук.

Будучи экспертом в сравнительной политологии и посткоммунистических обществах, Йовитт преподавал политологию в Беркли в течение 37 лет. Он является заслуженным профессором политологии в отставке (Robson Professor Emeritus of Political Science) в Беркли и старшим научным сотрудником (Pres and Maurine Hotchkis Senior Fellow) в Гуверовском институте войны, революции и мира (Hoover Institution). Он также много выступает по всему миру.

По словам Йовитта, сегодня Россия не является автократической или империалистической. Она не коммунистическая, но и не признает западную демократию. И хотя ее руководящая элита не является сталинистской в том смысле, что не обладает абсолютной властью, она, тем не менее, ведет себя дерзко и даже агрессивно в своей политике и риторике, как внутри страны, так и на международной арене. Все это делает старые политические стереотипы бесполезными.

Йовитт описывает Владимира Путина - де факто руководящего Россией даже после передачи президентской власти и принятия официального титула премьер-министра - как грубого и беспощадного политика, 'у которого меньше харизмы, чем у этой трибуны'. Но он умело укрепляет свою доминирующую позицию в российской политике и определяет Россию как великую суверенную державу, чья внешняя политика базируется на голом эгоизме и открытом неповиновении Западу.

'Когда вы создаете новую [национальную] идентичность в отсутствие [необходимых общественных] институтов, личность становится особенно важной, - объясняет Йовитт. - Культ личности вокруг Путина имеет своей целью ясно дать понять и внутри страны и снаружи, что у власти новый человек, и что это не демократия, и что это не Ельцин.'

По словам Йовитта, впервые со времен Французской революции, в мире есть лишь одна доминирующая идеология: либеральная, капиталистическая демократия западного стиля. И в отличие от своего предшественника Бориса Ельцина, который пытался имитировать Запад, Путин чувствует угрозу этой идеологии и намерен сдерживать ее. Если он почувствует, что расширение НАТО к границам России его провоцирует, Путин ответит на вызов - как он сделал прошлым летом, когда Россия вторглась в Грузию.

Но само по себе подобное поведение не делает Россию империалистической. 'В прошлом году Путин мог оккупировать всю Грузию, - говорит Йовитт. - Мы говорим о государстве, которое не продержалось бы даже четыре дня. И Россия может поставить на колени Украину.'

Но она не делает этого, говорит Йовитт, потому что Путин сосредоточен на политической и экономической стабильности, а не на дорогостоящей военной агрессии.

Йовитт описывает Путина как предельно безжалостного прагматика. 'В чем суть сделки? Кто выиграет? Кто проиграет? Это чистый поиск преимуществ, - говорит он. - Если ваши и российские интересы совпадают, прекрасно. А если не совпадают, то они могут быть враждебными или использовать насилие, поэтому [нам] лучше понять это и принять во внимание [их интересы], чтобы избежать насилия.'

Тем не менее, враждебная позиция Путина рождена 'состоянием тревоги', а не жаждой мирового господства. Йовитт постоянно сравнивает его с бунтующим подростком: 'Путин и его политическая элита находятся в фазе средней школы. Их поведение угрюмо, грубо, даже драчливо. Они похожи на подростков на рок-концерте в черных кожаных куртках, оскорбляющих Соединенные Штаты, утверждая, что США не лучше Сталина и нацистов.'

Йовитт говорит, что дома Путин ведет себя так же. 'Он дистанцирует себя от обычных политиков, сравнивая их с продавцами тампонов.'

Сюрприз, сюрприз!

По словам Йовитт, умонастроение Путина надо понимать с точки зрения режима, по-прежнему волнующегося за свои попытки определить свою идентичность, по-прежнему беспокоящегося, что его новая власть будет подорвана либо изнутри, либо снаружи.

Йовитт приписывает это беспокойство трем основным факторам: демократические движения в бывших советских республиках ('цветные революции' в таких государствах, как Украина и Грузия); международное движение глобализации; и поток 'высокомерной, самоуверенной американской демократии и рыночных советников', которые напали на Россию в 1990-х, проповедуя идеологию либерального капитализма хрупкой, развивающейся демократии.

Ответ? 'Сюрприз, сюрприз! Большинство россиян это не интересовало.'

Не по нашему подобию?

По словам Йовитта, есть нечто, что США так никогда и не поняли. Он объясняет, что американцы всегда разделяют точку зрения, лучше всего описанную революционными словами Томаса Пэйна (Thomas Paine): 'У нас есть сила, чтобы начать мир сначала.' Но, говорит Йовитт, 'заметьте, что он не сказал 'по нашему подобию'. Это проявляется вновь и вновь - Рейган, Вудро Вильсон, Джордж Буш. Мы не принимаем во внимание, что [в сегодняшней России] нет социальной, политической или экономической критической массы и нет страстного желания западной либеральной демократии.'

Вместо этого, предупреждает Йовитт, может быть верна противоположная точка зрения. Вместо того, чтобы стать демократичной, Россия может пасть жертвой 'наполненных яростью, антизападных сил', которые могут прийти к власти в кризис. Лидеры, появляющиеся на волне кризиса, всегда непредсказуемы, говорит Йовитт.

'Угроза российской стабильности сегодня происходит изнутри, - говорит Йовитт. - Если российская экономика обвалится - : мы можем оказаться в ситуации, когда мы увидим появление нигилистской идеологии и движений, толпящихся вокруг лидеров, пытающихся сформировать альянс с частями российской армии.'

Результатом подобных событий, по словам Йовитта, будет гораздо менее приятная альтернатива путинскому режиму. 'В свете экономического спада и того, чем сегодня является и не является Россия, меркантильная Россия, управляемая Путиным без идеологии, может не быть оптимальным политическим выходом. Но в 2009 году это не самая плохая альтернатива.'

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.