Сегодня в ближнем зарубежье России - на Украине, в Грузии и Молдове - нарастает напряженность. Связано ли это с тем, что ЕС намерен запустить свою инициативу 'Восточное партнерство' на саммите 8 мая в Праге? Пытается ли Россия как-то противодействовать этой инициативе?

Я уверен, что Москва недовольна политикой 'Восточного партнерства', поскольку воспринимает ее как вторжение Запада в 'привилегированную сферу интересов' Москвы, каковой этот регион считает часть постсоветской элиты России. Да, я думаю, что помимо изучения политики Москвы в Центральной и Восточной Европе и бывшем Советском Союзе необходимо изучать европейскую политику (или отсутствие таковой) в плане восточного партнерства.

В ключевой для них энергетической области европейские столицы и Брюссель (Еврокомиссия и секретариат ЕС) не сформулировали последовательной политики и стратегии в отношении растущей зависимости Европы от российских энергоносителей.

Кроме того, разные европейские столицы относятся к России по-разному. Я только что вернулся из Германии, а немцы думают, прежде всего, о развитии экономических, энергетических и политических связей с Кремлем. Однако другие европейские столицы - особенно, 'новая' Европа - смотрят на ситуацию иначе.

Прибалтийские государства, Польша, Чехия, Венгрия и т.д. озабочены напористой внешней политикой России и угрозами своей независимости. Они очень обеспокоены отношениями России с Грузией и Украиной. Поэтому говорить о том, что трудности политики соседства являются лишь виной Москвы или продуктом ее интриг - слишком просто.

Например, Польша, прибалтийские страны и некоторые другие государства 'Миттель-Европы' хотели бы видеть Украину в составе Европейского Союза. Для них это имеет смысл, точно так же, как членство Польши в ЕС и НАТО имело смысл для Германии. С другой стороны, 'старая' Европа не хочет, чтобы Украина стала в ближайшем будущем полноправным членом ЕС.

Не считаете ли вы, что Россия манипулирует, скажем, Чехией, чтобы отложить Лиссабонский договор в долгий ящик или даже покончить с ним? Недавно чешские аналитики изложили такое видение в интервью EurActiv.

Проблемы с Лиссабонским договором начались, главным образом, из-за проблем Европы в целом. В Ирландии, Франции, Голландии и Германии существует мощная оппозиция Лиссабонскому договору. Этот договор столь проблематичен по причинам исторического, экономического и структурного характера.

Очевидно отсутствие демократического надзора над созиданием Европы согласно этому договору. Предполагалось, что унификация будет проходить посредством серии референдумов. Когда граждане на референдумах высказались против, от этого пути отказались и перенаправили договор на утверждение национальных парламентов. И даже этот путь может не быть адекватен заявленной в Конституции цели по созданию единой Европы. Поэтому возлагать вину исключительно на российские интриги - самый простой выход и упрощение более глубоких проблем.

Однако необходимо обращаться к разведывательным службам и службам безопасности, отслеживающим деятельность России по наращиванию влияния. Это не просто сбор разведывательной информации. В годы 'холодной войны' это называлось 'операциями по наращиванию влияния' и 'активными мерами'. К сожалению, политики не особенно настроены на это, а многие эксперты отошли от дел или ушли в мир иной. Поэтому неудивительно, что сегодня эта деятельность ведется в большем масштабе, чем когда бы то ни было.

Что бы еще вы посоветовали администрации Обамы в сфере отношений с Россией, если бы она проявила готовность прислушаться к фонду 'Наследие'?

Администрация Обамы пытается нажать кнопку 'перезагрузки' в отношениях США с Москвой. Однако в международных отношениях поспешность - враг мудрости.

Россия бросает Америке целый ряд вызовов. Кремль призывает к созданию новой архитектуры европейской безопасности и замене пост-бреттон-вудской экономической архитектуры. Она отвергает доминирующую роль Всемирного банка и Международного валютного фонда и призывает заменить их региональными институтами - вновь здесь доминирует подход, основанный на 'сферах влияния'.

Кроме того, она пытается использовать экспорт энергоносителей, продажу оружия и инвестиционные возможности российского рынка для того, что вбивать клинья между европейскими столицами, а также между Европой и Соединенными Штатами.

Президент России Дмитрий Медведев показал себя приверженцем этой практики, когда, на следующий день после президентских выборов в США, он бросил вызов избранному президенту Обаме, пригрозив разместить ракеты, способные нести ядерные боеголовки, на границе с одним из важных государств-членов НАТО.

Такие угрозы подчеркивают необходимость в выработке всеобъемлющего внешнеполитического курса США в отношении России. Сегодня Медведев и Обама - сама любезность. Но не риторика, а реальные действия двух сторон - выработка общего подхода по Ирану, сотрудничество в Афганистане и т.д. - будут определять характер этих отношений.

Ариэль Коэн - специалист по России и бывшему Советскому Союзу, Украине, Центральной Азии и Кавказу, Центральной и Восточной Европе, международной энергетической безопасности и другим вопросам.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.