Когда госсекретарь США Хиллари Родэм Клинтон начала свой первый визит в Москву в качестве  главного американского дипломата. Кремль подал Вашингтону сигнал: за Россией надо по-прежнему ухаживать и искать ее расположения.

 

Именно благодаря такой позиции постсоветская Россия умудряется сохранять свой статус мировой державы, несмотря на сокращение населения, раздутые и неэффективные вооруженные силы, а также устаревшую промышленную базу.

 

Имея в своих руках немногочисленные важные инструменты – энергоресурсы, место в Совете Безопасности ООН и стареющий ядерный арсенал, она умело использует эти преимущества и усиливает свое глобальное влияние.

 

Клинтон находится в Москве с двухдневным визитом, цель которого – заставить Россию решительно пригрозить Ирану санкциями, если Тегеран откажется взаимодействовать с мировым сообществом и не ограничит свою ядерную программу. Президент Медведев в прошлом месяце весьма одобрительно отозвался о необходимости введения в будущем таких санкций, заявив, что "в некоторых случаях они неизбежны".

 

Но министр иностранных дел Сергей Лавров  во вторник приглушил надежды американцев. "Угрозы, санкции, угрозы давления в нынешней ситуации, по-нашему убеждению, контрпродуктивны", - сказал он.

 

Позже три высокопоставленных американских представителя сказали, что Медведев вновь выразил поддержку позиции США во время закрытой встречи с Клинтон в своей подмосковной резиденции. По их словам, они были озадачены пренебрежительным заявлением Лаврова.

 

Сохраняя двойственность позиций, а также возможность выбора вариантов до последнего момента, Россия многого достигла, мало чего дав взамен.

 

А это может привести к новым уступкам США или к крушению надежд Вашингтона – либо и к тому, и к другому.

 

В это время российский премьер-министр Владимир Путин, которого многие считают наиболее влиятельным политическим лидером в России, находился в Китае. Там он заявил, что сотрудничество Москвы и Пекина помогает сдерживать другие державы. Это был неприкрытый намек на США.

 

И опять он использовал все возможные средства для достижения своей цели.

 

России срочно нужны инвестиции для разведки и освоения новых месторождений энергоресурсов. Путин в Пекине подписал рамочное торговое соглашение в области энергетики на 3,5 миллиарда долларов. Но детали заключенной во вторник сделки предстоит еще доработать, а Китай так и не согласился с требованием Москвы платить ей за газ и прочие ресурсы по повышенным тарифам.

 

Путин, похоже, дал понять коммунистическим руководителям Китая, что энергетическое соглашение с Россией и согласие на высокие цены может принести им политические и экономические дивиденды. Видимо, одним из таких дивидендов может стать укрепление партнерства двух стран в противостоянии глобальной гегемонии США, как выразился российский премьер.

 

Иран является еще одни наглядным примером того, насколько умело Россия разыгрывает свои откровенно слабые карты.

 

Иран как ядерная держава может представлять угрозу для Москвы. С другой стороны, если Россия поддержит санкции, это может нанести ущерб важным торговым соглашениям, особенно в области поставок вооружений и ядерных технологий. Что еще хуже, Иран может принять решение об оказании тайной помощи исламским сепаратистам на российском Кавказе.

 

Поэтому Москва балансирует как на канате. Она вместе с Ираном распекает Запад за его якобы имперские амбиции и блокирует санкции, но в то же время предупреждает Тегеран, что не потерпит появления у него ядерного оружия.

 

Россия дала согласие продать Ирану современные средства противоракетной обороны, но пока отказывается от их поставки – сохраняя за собой право сделать это в любой момент.

 

Дав США надежду на то, что она поддержит санкции, Россия заручилась существенным благорасположением со стороны  Вашингтона.

 

Сохраняя шансы на поставку ракет, и продолжая выступать против санкций, Москва гарантирует себе дружбу Тегерана.

 

Но если Россия не реализует свои обещания и намеки в двух этих направлениях, она вызовет раздражение у обоих своих потенциальных союзников. Однако пока ей благодаря такой тактике удается сохранять свое влияние в регионе, где в противном случае у нее такого влияния было бы очень мало. Или не было бы вообще.

 

Между тем, Россия постепенно, шаг за шагом, добивается успехов в реализации своих внешнеполитических целей, включая расширение контроля над европейскими энергетическими рынками и ограничение влияния НАТО на своих рубежах.

 

Некоторые представители США подозревают, что противоречивые сигналы, поступающие из Москвы, являются результатом отсутствия согласованности и координации на самом верху. Другие видят в этом проявление споров и разногласий внутри российского государства, что может быть результатом междоусобной борьбы группировок, окружающих Путина и Медведева.

 

Свою роль могут играть оба этих фактора. Но Россия продвигается вперед галсами, подобно паруснику, умело пользуясь господствующим ветром. И делает она это с 1999 года, когда к власти в стране пришел Путин.

 

Российские маневры стали более интенсивными, когда Путин организовал в 2008 году избрание Медведева, а сам стал премьер-министром, по сути дела, создав в стране двоевластие.

 

Сегодня на Медведева часто смотрят как на поборника реформ и сторонника укрепления сотрудничества с ведущими демократиями, а на Путина – как на проводника жесткой и грубой политики.

 

Результатом этого, как в случае с Ираном и США, является то, что партнеры России по переговорам мечутся между надеждой и опасениями, не зная точно, каковы истинные позиции России. Они часто готовы идти на уступки, чтобы проверить это и воззвать к лучшим чувствам России.

 

Так являются ли Медведев и Путин соперниками, ведущими битву за русскую душу? Или они тайные партнеры, каждый из которых играет свою собственную роль в большой стратегии?

 

Никто за пределами коридоров российской власти не знает этого наверняка.

 

"Эта система непрозрачна, - говорит Маша Липман из Московского центра Карнеги, - мы не знаем, как там принимаются решения".

 

Каковы бы ни были истинные причины такой кажущейся раздвоенности России, Москва в последнее десятилетие сумела занять место в самом центре важнейших внешнеполитических проблем, стоящих перед США. Это, среди прочего, Иран, Афганистан, Северная Корея и контроль вооружений. Россия неоднократно добивалась уступок в обмен на оказание услуг в этих вопросах.

 

А если учесть то, насколько успешно действует Москва, вряд ли манера ее действий изменится.