Прошло восемнадцать месяцев с прихода Дмитрия Медведева к президентской власти, а россияне по-прежнему ищут свидетельства того, что он не просто греет место Владимиру Путину к его возвращению в Кремль в 2012 году.

Разочарованные либералы, видевшие в Медведеве современного человека и реформатора, способного увести Россию прочь от автократической путинской "вертикали власти", возлагают надежды на его второе ежегодное послание Федеральному Собранию Российской Федерации. Медведев породил определенный оптимизм, когда дал понять, что разовьет в своей речи те идеи, которые он изложил недавно в своей обширной статье "Россия, вперед".

По любым меркам, Медведев проявил живительную откровенность, говоря о стоящих перед страной проблемах. Он открыто осудил "унизительную зависимость" России от сырья и "крайне невысокую конкурентоспособность" ее экономики.

Демократия не окрепла, алкоголизм и низкое качество здравоохранения убивают миллионы людей, а "вековая коррупция" истощила гражданское общество, сделав людей пассивными и мрачными.

Хотя у россиян масса замечательных качеств, "взяточничество, воровство, умственная и душевная лень, пьянство", по словам Медведева, это те "пороки, которые оскорбляют наши традиции". Президент потребовал предпринять новые усилия для решительного устранения этих пороков из жизни общества.

Большинство россиян полностью согласно с таким видением своей страны. Либералов воодушевили те рекомендации, которые дал Медведев для излечения России от этих пороков. Это создание "предельно открытой" и соревновательной политической культуры при поддержке судебной системы, преисполненной решимости "очистить страну от коррупции", чтобы в ней мог процветать предпринимательский талант.

На этой неделе у президента появился шанс продемонстрировать свою преданность этим принципам, но он, как уже было неоднократно, провалил этот экзамен. Оппозиционные партии Государственной Думы (так называется российский парламент) потребовали встречи с президентом после того, как покинули зал заседаний в знак протеста против вопиющих фальсификаций на региональных выборах, в результате которых правящая партия Путина "Единая Россия" получила почти 80 процентов мандатов.

Медведев к тому времени уже поздравил "Единую Россию" с победой, сказав, что успех на выборах дает ей "моральные и юридические" полномочия править страной. Во время той части встречи с лидерами оппозиции, которая транслировалась по телевидению, он заявил, что "открыт для диалога", однако когда камеры убрали, Медведев сказал, что итоги выборов останутся неизменными.

В своей статье "Россия, вперед!" Медведев написал: "Мы действительно живём в уникальное время. У нас есть шанс построить новую, свободную, процветающую, сильную Россию. И я как президент обязан сделать всё от меня зависящее, чтобы этот шанс был использован нами в полной мере".

Если бы он только мог это сделать. Многих потенциальных сторонников Медведева разочаровывает та зияющая пропасть, которая разделяет слова и дела президента. Его неспособность сдерживать обещания, говорят они, показывает, что власть по-прежнему полностью сосредоточена в руках премьер-министра Путина, и что Медведев в этом так называемом "тандеме власти" обречен на вечную роль младшего партнера.

Сможет ли Медведев в своем ежегодном обращении убедить избирателей, что он не просто игрушка в руках Путина, что он способен действовать как президент, а не просто озвучивать текст? Если Медведев за два последних года своего президентского правления не хочет стать самой хромой из всех хромых уток, как называют завершающих свой срок президентов, то ему в 2010 году придется продемонстрировать свое собственное политическое "я".

Многое говорит о том, что все останется по-прежнему, несмотря на попытки президента Обамы представить Медведева в качестве  предпочтительного партнера для Соединенных Штатов. Большинство россиян, пассивно ожидающих возвращения Путина, уже сегодня убеждены в том, что в 2012 году прозвучит новый клич - "Медведев, уходи!"