«Мы знали, что воссоединение Германии рано или поздно произойдёт. Это был неизбежный процесс, но нужно было добиваться других условий. Михаил Горбачёв – в ту пору уже избранный Президентом СССР- очень плохо договорился об этом», считает Николай Рыжков, бывший Председателем Совета Министров СССР с 1985 по декабрь 1990 года и членом  Политбюро ЦК КПСС, который был в то время высшим органом управления страной.


В интервью АВС бывший премьер-министр Советского Союза заявил, что Горбачёв должен был договориться о том, чтобы Бонн выделил больше денег на то, чтобы советские войска, выводимые из Германской Демократической Республики (ГДР), были обеспечены «достойным жильём по возвращении в СССР, а не палатками под открытым небом, которыми их снабдили». Рыжков также вменяет в вину своему бывшему руководителю то, что он «не добился гарантий того, что новая объединённая Германия останется за рамками НАТО».


Рыжков работал бок о бок с Горбачёвым всю перестройку, но последний заменил его на Валентина Павлова в самом начале 1991 года. Пройдёт всего лишь восемь месяцев, и Павлов предаст Горбачёва, войдя в ГКЧП, группу высокопоставленных чиновников, пытавшихся стать у власти, чтобы остановить распад СССР. Однако это привело к обратному результату, лишь ускорив процесс распада.
В настоящее время Рыжков является членом Совета Федерации и полностью вписался в путинский режим. Как и сам Путин, Рыжков считает, что распад Советского Союза стал «трагедией». Как подчёркивает бывший премьер, «элементы демократии и свобода слова, которые принесла с собой перестройка, разрушили изнутри коммунистическую систему».


«Падение Берлинской стены стало ещё одним шагом, и притом значительным, в развитии событий, которые двумя годами позже привели к закату Советского государства», указывает Рыжков. По его мнению, «режимы так называемого социалистического лагеря начали распадаться ещё раньше, самым наглядным примером стала Польша».


«Без перестройки в СССР не рухнула бы и Берлинская стена», заявил вчера Горбачёв в Москве (подтвердив отчасти тезисы Рыжкова) на открытии аналитической конференции, посвящённой последствиям падения коммунистических режимов в Восточной Европе в 1989 году. «Без 1985 года (год прихода Горбачёва к власти) не было бы 1989 года», подчеркнул последний советский лидер, дав тем самым понять, что советский руководитель других взглядов поступил бы иным образом.


Вспоминая события тех дней, Горбачёв подчеркнул, что всё произошло «без пролития крови». По каждую сторону пограничной линии, разделявшей две Германии, было дислоцировано боле двух миллионов вооружённых до зубов военнослужащих». Бывший президент СССР считает, что если бы советские войска вмешались и попытались сдержать манифестантов, которые бросились крушить железобетонную стену, как уже сделала Советская Армия в Венгрии и Чехословакии, то могла бы вспыхнуть Третья Мировая Война».


Отвечая на вопрос корреспондента АВС о высказываниях Рыжкова относительно гарантий невступлении Германии в НАТО, Горбачёв ответил: «Когда в Вашингтоне меня спросили, продолжаем ли мы в СССР опасаться Германии, я ответил, что мы не опасаемся ни Германии, ни США. Таким образом, когда речь идёт о суверенных государствах, каждый самостоятельно принимает решение, быть или не быть ему в НАТО или в любом другом месте».
Со своей стороны Рыжков убеждён в том, что «если бы Германия не была членом альянса, его расширение в сторону границ России не достигло бы сегодняшних масштабов, а вопрос о возможном вступлении Украины и Грузии в НАТО даже не стоял бы в повестке дня».


Бывший советский премьер полагает, что закат Горбачёва начался именно в 1989 году. Последний, однако же, заявляет, что ни  в чём не раскаивается. «Моя политика было честной, открытой, направленной на развитие демократии и против неоправданного применения силы», считает последний руководитель СССР.


На встрече, проходившей вчера в Фонде Горбачёва, присутствовали руководители правозащитной организации «Мемориал», руководитель московской хельсинкской группы Людмила Алексеева, известный польский журналист Адам Мичник, специалисты Карнеги-Центра, такие как Мария Липман, и многие другие политологи либерального толка.