Двадцать лет назад, когда тоталитарным режимам в Восточной Европе приходил конец, а реформы перестройки советского лидера Михаила Горбачева были в самом разгаре, ведущий научно-исследовательский центр изучения общественного мнения провел опрос репрезентативной выборки граждан, спрашивая их, есть ли у страны враги.

По результатам этого опроса Всесоюзного центра изучения общественного мнения, к настоящему моменту переименованному в «Левада-Центр», лишь 13 процентов респондентов ответили: «да, у страны есть враги».

Однако через двадцать лет после падения Берлинской стены и последующего распада Советского Союза, как показывают результаты опросов общественного мнения, подавляющее число россиян считают, что их страна окружена врагами.

В 1989 году «было четкое ощущение, что страна зашла в тупик и что необходимы перемены», - заявил директор «Левада-Центра» Лев Гудков. - «Советская система начинала разрушаться, и после 70 лет коммунистического режима люди осознали, что страна не может продолжать идти тем же путем».

«Люди поняли, что наши худшие враги – мы сами. Нам не было нужды искать врагов где-то еще».

В аналогичном опросе, проведенном «Левада-Центром» в этом году, более 70 процентов респондентов ответили, что у России есть враги – цифры значительно возросли с 1989 года.

По словам социологов и политических аналитиков, все прочнее укрепляющееся в сознании россиян представление о том, что их страну осаждают враги, во многом объясняется практически всеобщим разочарованием в капитализме и демократии, последовавшим за крахом коммунистической системы.

Резкое падение уровня жизни в бурные девяностые стало потрясением для многих россиян, ожидавших, что отказ от коммунистической системы автоматически принесет больше денег и больше возможностей, считает Гудков.

«Все это разочарование обратилось в гнев против [бывшего президента Бориса] Ельцина и его команды реформаторов, которые изображались западными агентами и врагами России», - рассказывает Лев Гудков. - «Травма от падения империи обернулась поиском объяснений и врагов. К середине девяностых годов уже все наши проблемы проистекали от внутренних и внешних врагов».

Растущее разочарование россиян в демократии и капитализме отразилось в результатах опроса «Исследовательского центра Пью» (Pew Research Center), опубликованных в этом месяце в преддверие двадцатой годовщиной падения Берлинской стены. Пятьдесят три процента опрошенных в этом году российских респондентов одобрили осуществленный страной «переход к демократии». В 1991 году число одобривших составляло 61 процент.

Но даже признавая многочисленные ошибки, допущенные правительством Ельцина, которые привели к появлению популярного в девяностые годы прошлого века неологизма «дерьмократия», критики современной правящей элиты России утверждают, что Кремль намеренно подогревает страхи граждан страны перед врагами внешними и внутренними.

Политический обозреватель Юлия Латынина, остающаяся непреклонным критиком бывшего российского президента и нынешнего премьер-министра страны Владимира Путина, сравнила растущую враждебность России к внешнему миру с супружеской ссорой.

«Если мужчина и женщина разведутся, то виноват может быть мужчина, а может – женщина», - объясняет Латынина. – «Если же жена разведется с десятью разными мужьями, то, наверное, проблемы у жены. Если нам не нравится пара-тройка стран, это не такая уж и проблема. Если же мы утверждаем, что никто в мире нас не любит, кроме разве что Венесуэлы, это уже чуть ли не паранойя».

Некоторые считают, что постоянная зацикленность контролируемых государством средств массовой информации на предполагаемых попытках Запада помешать развитию России и вытеснить ее из традиционных сфер влияния – всего лишь признак внутренней слабости правительства.

«Любое слабое правительство ищет врагов – это закон природы», - полагает политический аналитик Георгий Сатаров, президент московского исследовательского фонда «ИНДЕМ».

Контролируемое государством российское телевидение в последние годы – особенно после прихода к власти в Грузии и на Украине в результате народных революций в этих странах в 2003 и 2005 годах соответственно симпатизирующих западу правительств – неоднократно намекало, что Соединенные Штаты хотят тайно спровоцировать подобную революцию в России, финансируя «пятую колонну» либеральных политиков и молодых активистов.

Тем временем Кремль постоянно повторял, что он готов сотрудничать с любой страной, готовой уважать суверенитет России и относится к ней как к полноценному партнеру.

По словам Латыниной, потребуется немало времени, прежде чем россияне прекратят видеть врагов за каждым углом. «Это обычная реакция в нашем обществе. Вместо того чтобы позаимствовать у Запада все лучшее, мы завидуем его жителям и думаем о них как о врагах только потому, что они живут лучше нас».