В 1990-х годах, когда расширение НАТО в сторону бывших коммунистических государств все еще казалось опасным и непрактичным занятием, помощь пришла, откуда не ждали. Евгений Примаков, старый суровый советский шпион, сначала ставший главой Службы внешней разведки, потом министром иностранных дел, а потом даже (на короткое время) премьер-министром России, любил говорить, что включение бывших коммунистических государств в альянс было бы “непозволительно”.

Его замечания, как и другие схожие заявления, делавшиеся ведущими российскими политиками, оказались контрпродуктивными. Чем больше Кремль горячился по поводу бывших стран-сателлитов, определяющих свое собственное будущее,  тем сложнее становилось отмахнуться от страхов этих стран: если ваш сосед говорит, что установление охранной сигнализации “непозволительно”, люди начнут принимать ваше беспокойство по поводу безопасности всерьез. Некоторые остряки даже предлагали ввести “премию Примакова”, чтобы отметить ту поддержку, которую он оказал делу [расширения НАТО].

Сегодня Кремль пользуется той же тактикой. Как читатели этой колонки уже, возможно, знают, черной дырой в гарантиях безопасности НАТО является тот факт, что до сих пор не разработано официальных планов действий в чрезвычайной обстановке, описывающих оборону слабейших членов альянса: Эстонии, Латвии и Литвы. Если Россия является другом НАТО - как считалось в начале этого десятилетия - в таких планах нет никакой необходимости. У США есть свои собственные военные планы, которые в основном состоят из размещения мощных сил ВМС в северном Атлантическом океане, чтобы, в случае необходимости, потопить российские боевые корабли и сбивать боевые самолеты, угрожающие балтийским государствам. Но НАТО порализовано страхом, который особенно сильно ощущается в таких странах как Франция и Германия, считая, что создание любых настоящих военных планов окажется невыносимо и неконструктивно провокационным по отношению к России.

Оказавшись лицом к лицу с этим созвездием сил, разумным российским ответом стало бы использование чрезвычайно мягких тактик. Следовало ясно дать понять, что война в Грузии была единичным случаем (и ответом на провокацию). Следовало показать балтийским государствам и Польше, что у них нет причин для беспокойства. Следовало продолжать использовать экономические связи, чтобы заводить друзей и влиять на людей. Давление на НАТО [со стороны восточноевропейских государств] с призывами занять более жесткую позицию вскоре бы выдохлось.

Вместо этого, Россия выбирает противоположную линию поведения. Она привычно нарушает воздушное пространство стран Балтии. Она ведет громкую пропагандистскую кампанию (как, например, новый отчет, опубликованный в Брюсселе аналитическим центром, имеющим поддержку России, в котором были раскритикованы законы балтийских стран о языке и гражданстве). Этой осенью Москва шокировала общественное мнение НАТО, проведя без участия иностранных наблюдений два крупных военных учения, основанных на крайне угрожающих сценариях (кульминацией которых стали учения ракетных войск стратегического назначения, в ходе которых Россия “провела ядерную бомбежку” Польши). Учения продемонстрировали слабость и некомпетентность, а также силу чисел и отвратительное мышление. Они осложнили жизнь сторонников мира и усилили аргументацию натовских ястребов и нервных жителей Восточной Европы.

Последний политический шаг России усугубляет ситуацию. Москва официально предложила НАТО новое соглашение по безопасности, которое специально запрещает альянсу готовить военные планы или разворачивать вооруженные силы так, как это не нравится России. Это соглашение является последней версией так называемого “плана Медведева” - идеи о создании для Европы новой, основанной на реалистичной политике, архитектуры безопасности, которая ослабит НАТО, обойдет ОБСЕ и выведет из игры США.

За исключением как всегда восторженного итальянского премьер-министра Сильвио Берлускони, в Европе не наблюдается никакого энтузиазма по поводу любой версии этого плана. У этого плана были хоть какие-то шансы, когда администрация Джорджа У. Буша проверяла верность приверженцев атлантизма на прочность, Германией управлял Герхард Шредер, а президентом Франции был Жак Ширак. Сегодня же он выглядит как мероприятие, обреченное на провал.

Именно это нужно польским, чешским и прибалтийским политикам, чтобы усилить свои доводы. Но сложно понять, как это может помочь России.


Автор статьи является корреспондентом журнала The Economist, пишущим о Центральной и Восточной Европе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.