За последний год General Motors сорвала две сделки с участием российского капитала. Сначала был сорван план по продаже Opel – главного европейского подразделения GM – консорциуму с участием канадского производителя автокомплектующих Magna; российского «Сбербанка» и работников германского автопроизводителя. Этот план был предложен бывшим главой General Motors Фрицем Хендерсоном (Fritz Henderson), однако совет директоров во главе с временным исполнительным директором Эдом Уайтекером (Ed Whitacre), от него отказался. Вскоре после этого Хендерсон покинул GM.


Сейчас GM решила не продавать Saab, относительно небольшую, хотя и весьма известную шведскую компанию, которую она купила десять лет назад, голландскому производителю суперкаров Spyker, частично принадлежащему российскому инвестору. Впрочем, может быть окончательное решение по этому вопросу еще не принято - в конце прошлой неделе Spyker сформулировал новое предложение.


Spyker, почти 30 процентов которого принадлежит российскому банкиру Владимиру Антонову, в воскресенье заявил, что он представил американцам обновленное предложение, включающее в себя 11 пунктов, которые должны послужить ответами на возникшие в ходе комплексной проверки предыдущего предложения вопросы. Напомним, что российский контролируемый государством «Сбербанк» и канадская компания Magna не оставляли попыток приобрести долю в Opel, пока GM не решила в прошлом месяце сохранить его за собой. Судя по всему, Россия твердо намерена получить западные технологии, чтобы придать импульс собственной автомобильной промышленности.


У Saab и Opel немало общего. Saab - не какой-то самобытный исконно шведский автомобиль, напротив, большинство его моделей сейчас строятся на платформах Opel. С точки зрения немцев, продажа Opel должна была сохранить германские рабочие места, именно поэтому Германия была готова ускорить сделку, предоставляя многомиллиардные кредиты. GM, в свою очередь, стремится одновременно сохранить позиции в Европе и провести экспансию на потенциально обширный российский автомобильный рынок и поэтому не хочет давать России даже косвенный доступ к тем технологиям, которые американская компания намерена развивать в тени Кремля.


Очевидно, что получи русские долю в Opel, им проще было бы сорвать планы GM, чем с помощью сравнительно маленькой Saab. Однако даже это лучше, чем ничего. Кстати, по слухам, Россия уже некоторое время ведет охоту за Saab: ранее купить компанию предлагал другой производитель суперкаров Koenigsegg, за которым, возможно, также стоят русские инвесторы.


У GM в сущности есть причины опасаться того, что инженерная документация Opel/Saab уплывет в страну Льва Толстого: в предках у некоторых из лучших моделей General Motors безусловно присутствуют платформы Opel. Кроме того, маленькие автомобили и экономичные двигатели Opel необходимы GM для того, чтобы конкурировать с Ford и японцами на международном рынке. Однако имеет ли смысл GM беспокоиться настолько сильно, чтобы блокировать сделку по Saab?


Opel представляет собой другой случай – это крупная компания, в то время как на заводах Saab работают лишь 3 400 рабочих, в основном в Швеции. GM подозревает, что Spyker (как и ранее Koenigsegg) играет роль прикрытия, которое даст России возможность получить необходимые ей для модернизации своего автопрома технологии. Определенный смысл в этом есть, причем проблема даже не в том, что Россия может развить автомобильную промышленность, способную конкурировать с европейской, а, скорее, в том, что она сможет модернизировать свой автопром до такой степени, что он не позволит иностранным компаниям господствовать на российском рынке. Спрос на машины в России потенциально огромен: считается, что через два года она станет третьим по величине рынком автомобилей после Соединенных Штатов и Китая.

 

Однако здесь есть определенная загвоздка: американский рынок, как ожидается, будет приходить в себя слишком медленно с точки зрения такой фирмы, как GM. Возможно, он уже никогда не вернется к уровню 2006 года, когда в США производилось 17 миллионов автомобилей в год. С другой стороны, в Китае ожидается бум, и то же самое относится и к России. Поэтому обновленная GM хочет заранее обеспечить себе позиции в том регионе, где намечается рост.


Сохраняя за собой Opel и закрывая Saab, GM фактически гарантирует, что именно она будет продавать автомобили Opel в России. Только в прошлом году General Motors открыла новый завод в Санкт-Петербурге. Американская компания потратила немало средств на то, чтобы отвоевать больше 10 процентов российского рынка, и теперь совсем не расположена терять Opel, чтобы в результате остаться только со вторым своим основным брендом на российском рынке - Chevrolet, который не случайно заимствует многое у Opel.


Поэтому GM и решила не уступать долю в Opel и, в конце концов, заблокировала сделку в целом. Однако сейчас стоит вопрос о том, не перегибает ли компания палку, теряя возможность избавиться от Saab, только из-за страхов по поводу того, что кто-нибудь переправит чертежи за кремлевскую стену. В любом случае, скорее всего, сделку со Spyker можно было бы заключить на условиях, учитывающих эти опасения. GM могла бы взять на вооружение принцип «доверяй, но проверяй». Сейчас же, то, что раньше просто попахивало остаточной паранойей времен холодной войны, выглядит чем-то намного более серьезным.