Сегодня президент России Дмитрий Медведев выступил по телевидению, сумев в своём выступлении затронуть все основные темы и события года, но в жертву широте охвата были принесены конкретные детали. В ответах президента нередко был заметен его либеральный настрой, но нового он не сказал ничего, хотя и подписал после интервью проект реформирования Министерства внутренних дел. Было похоже, что Медведев озабочен созданием образа самостоятельного политика; он заговаривал на такие темы, которые его наставник и премьер-министр Владимир Путин никогда бы не затронул.

«Медведев говорил, как директор школы, который делает внушение ученикам, объясняя им, что надо быть хорошими, а не плохими детьми, что надо вести себя хорошо, а не шалить», — прокомментировала Маша Липман, аналитик из московского Карнеги-центра. В семидесятипятиминутном интервью действительно чувствовались интонации школьного учебника. Медведев, как обычно, прочёл нотацию о необходимости модернизации экономики, потому что «без модернизации у нашей экономики нет будущего, несмотря на наличие громадных природных ресурсов». Как обычно, президент выразил осторожный оптимизм по поводу восстановления экономики России, но отметил, что оно может оказаться «довольно медленным» (так как необходима модернизация). О модернизации президент высказался, даже отвечая на вопрос, какую книгу он сейчас читает: «Я начал читать электронные книги; раньше не любил их, а теперь привык».

Призывы к модернизации стали лейтмотивом высказываний Медведева на посту президента и ведущей темой его итогового обращения к Совету Федерации, сделанного в ноябре. Впрочем, несмотря на все нотации Медведева, инфраструктура в России не меняется.

«Сегодня он ни слова не сказал об институциональной реформе… сказал только, что “мы уже готовы модернизироваться”, как будто бы с инфраструктурой уже всё готово, как и с созданием условий для движения к модернизации, — прокомментировала Липман. — Сегодня он только призывал проявить ответственность и готовность к работе, как какой-нибудь директор школы».

Также Медведев сказал, что россияне должны больше заботиться о своём здоровье, что армия должна пройти через болезненные реформы и что жизненно важное значение имеет стабилизация обстановки на Северном Кавказе.

«Я обратила внимание, что он не говорит ничего нового… Обычно, когда делаются такие вещи, бывает хотя бы что-то новое, выступающий пользуется моментом и объявляет о новой инициативе. В целом мероприятие прошло скучно, было сделано множество очень общих высказываний, иногда настолько общих, что на лице невольно появлялась улыбка», — прокомментировала Липман.

По словам Липман, единственным исключением в этой череде общих фраз стало данное Медведевым обещание подписать проект реформ Министерства внутренних дел, работа которого подвергается в России интенсивной критике, но даже об этом не было сказано ничего конкретного.

«Сегодня я подпишу закон, улучшающий деятельность Министерства внутренних дел и предусматривающий организационную реформу, поправки по некоторым финансовым вопросам и определённые юридические, а также кадровые перестановки», — сказал Медведев и тем ограничился. В защиту президента можно сказать, что он, как недавно выяснилось, готов увольнять работников, запятнавших себя неблаговидными или безответственными поступками. Уволив ряд руководителей тюрем из-за смерти находившегося в заключении адвоката инвестиционного фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского, Медведев продемонстрировал готовность наказывать даже тех, кто не подчиняется ему напрямую.

Оставаясь верным своему слову, Медведев в тот же день подписал указ о сокращении штатов Министерства внутренних дел на двадцать процентов начиная с 1 января 2012 года «с целью оптимизации работы органов Министерства внутренних дел».

Что касается внешней политики, то похоже, что подготовка к предстоящим в январе переговорам между Вашингтоном и Москвой о новом документе взамен договора о сокращении стратегических вооружений (START) идёт нормально. Медведев похвалил своего американского коллегу президента Барака Обаму (Barack Obama), назвав его «сильным политиком и интересным человеком, с которым приятно иметь дело».

Впрочем, более содержательных слов в выступлении не было, и Липман высказала подозрения, что слушать выступления и интервью президента теперь будет меньше россиян и это, возможно, будет видно из статистических данных.

«Сегодняшнее мероприятие прошло в середине рабочего дня и незадолго до Нового года, в период, когда люди готовятся к празднику, покупают подарки и прочее. Не знаю уж, сколько народу решило посмотреть выступление, которое, повторяю, оказалось скучным», — прокомментировала она.

Ни Путин, ни Медведев не исключают возможности своего участия в президентских выборах, намеченных на 2012 год. Как российская, так и иностранная пресса не упускает ни единого случая отметить признаки разлада внутри властного тандема «Путин—Медведев», и есть вероятность, что достаточно бессодержательная либеральная риторика Медведева будет ими истолкована как предвестник конфликта. Президент, однако, вполне предсказуемым образом опроверг высказанное кем-то предположение о том, что проявление им самостоятельности может сделать его противником Путина.

«Наши дружеские отношения не изменились, и я уверен, что не изменятся и в будущем», — сказал президент.

Директор Центра политической информации (Москва) Алексей Мухин так далеко заходить не стал и подозрений о возникновении раскола в тандеме не высказал, но отметил, что по сравнению с прошлым годом Медведев вырос как самостоятельная политическая фигура.

«Я заметил, что Медведев почти ни разу не сослался ни на деятельность Путина — его партнёра по так называемому тандему — ни на путинскую концепцию вертикали власти, — отметил Мухин. — Единственный раз, когда он это сделал, — это когда ему задали конкретный вопрос о его отношениях с премьер-министром».

Мухин признался, что его поразил ответ Медведева на вопрос о «басманном» правосудии (этот термин, обозначающий юридический процесс под сильным политическим давлением, придумали адвокаты, представлявшие интересы бывшего главы «ЮКОСа» Миахила Ходорковского).

«От Путина и других политиков услышать такое невозможно. Так что Медведев утвердился в роли самостоятельного, жёсткого политика и компетентного президента, — считает Мухин. — У Дмитрия Медведева год прошёл удачно, он реально смог создать собственный образ как политика и выйти из тени Владимира Путина. Одно ясно: Медведев многому научился в 2009 году, и можно ожидать, что в 2010 году он будет действовать не в пример решительнее».