Премьер-министр Владимир  Путин заявил во вторник, что главное препятствие на пути замены старого Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ) это план Вашингтона по созданию системы противоракетной обороны, которая, по его словам, нарушает баланс сил эпохи "холодной войны".

"Если мы не развиваем противоракетную оборону, у нас создается опасность того, что, создав над собой зонтик против наших наступательных ударных систем, наши партнеры могут почувствовать себя в полной безопасности, - заявил Путин журналистам во время рабочего визита во Владивосток, - нарушится этот баланс, и тогда будут делать, что хотят, и агрессивность сразу возрастет и в реальной политике, и в экономике".

Для сохранения такого баланса, сказал премьер, Россия должна развивать новые наступательные системы, чтобы противостоять щиту ПРО. Либо Соединенные Штаты должны передавать России информацию по своим планам противоракетной обороны в обмен на российские данные по наступательным вооружениям.

Пока не ясно, являются ли комментарии Путина, широко освещаемые российскими средствами массовой информации, отражением новой позиции России, или это особая тактика ведения переговоров на заключительном этапе переговоров по СНВ, которые, как говорят американские представители, близки к завершению.

Но Путин выступил с таким заявлением через три недели после того, как переговорщики пропустили крайний срок 5 декабря, когда закончилось действие Договора СНВ. Похоже, оно является отражением давних российских подозрений в отношении американских намерений, и прозвучало это заявление спустя почти год после того, как вице-президент  Джозеф Байден объявил, что двум странам пора "нажать кнопку перезагрузки". Хотя президент Обама произвел впечатление на российских руководителей, многие сомневаются в том, что он в состоянии изменить политику Вашингтона по отношению к  Москве. Об это заявил директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин.

"Они как бы говорят, что Обама вполне серьезен и смотрит на мир по-иному, однако США это очень большой корабль, который за несколько месяцев не может кардинально поменять курс, - сказал Тренин, - люди, смотрящие на Россию как на проблему, никуда не делись, и их можно увидеть в Пентагоне. Они также говорят, что Обама будет у власти максимум восемь лет, и он может оказаться не в состоянии противостоять оказываемому на него давлению".

В соответствии с положениями нового договора стороны должны будут как минимум на четверть сократить свои ядерные арсеналы. Российское руководство с весны пытается увязать переговоры по продлению Договора СНВ с изменениями в американском плане ПРО, цель которого, по их мнению, заключается в противодействии российским ракетам. Американские представители заявляют, что щит ПРО будет защищать от угроз со стороны  Ирана и Северной Кореи, а не России, и отказываются включать в повестку переговоров вопрос о ПРО. Эту позицию США подтвердил во вторник в Вашингтоне официальный представитель госдепартамента Иэн Келли (Ian C. Kelly), прокомментировавший заявление Путина.

"Хотя США давно уже согласны с тем, что связь между наступательным ракетным вооружением и противоракетной обороной существует, мы считаем, что в новом соглашении по СНВ эта проблема решаться не должна", - сказал он.

Обама в сентябре заявил, что отменяет план развертывания систем противоракетной обороны в Польше и Чехии, который вызывал огромное раздражение у России. Вместо этого США отдадут предпочтение небольшим ракетам-перехватчикам корабельного базирования, которые позднее можно будет развернуть и на земле в Европе. Белый дом заявил, что такое решение вызвано изменениями в иранском потенциале, а не жалобами русских. Но в любом случае, Москва приветствовала этот шаг, а Путин назвал принятое решение "правильным и смелым".

Прошло три месяца, и большинство людей в российской власти считает, что Вашингтон быстрыми темпами продвигается к созданию системы ПРО, и что его цели не изменились, говорит депутат от правящей партии "Единая Россия" Сергей Марков.

"Путин хочет подчеркнуть, что эта цель не снята", - сказал Марков.

Главное противоречие заключается в том, что две страны находятся на разных этапах развития стратегических сил. Россия активно заменяет и наращивает наступательные вооружения, и в соответствии с новым договором она должна будет предоставлять информацию об испытаниях новых ракет. Однако Соединенные Штаты, как отмечает Тренин, не связаны обязательствами по предоставлению такой информации о ПРО. А это означает, что "все развивается асимметрично".

Путинское заявление не оставляет сомнений в том, что он играет центральную роль в переговорах с Вашингтоном, хотя формально эту задачу должен выполнять его протеже президент Дмитрий Медведев.

"Возникнет огромное препятствие на переговорах, если Путин сейчас скажет, что нам в рамках этого договора нужны ограничения и для противоракетной обороны, - говорит эксперт по России из Института Брукингса (Brookings Institution) Стивен Пайфер (Steven Pifer), - это будет большая неудача, и заключить договор станет крайне трудно, а то и вообще невозможно".

В данный момент, отмечает он, смысл слов Путина "не ясен, и я подозреваю, что все прояснится лишь в январе, когда участники переговоров возобновят свою работу".

По словам Маркова, его не удивляет то, что переговоры идут столь трудно. С самого начала они имели слишком большое значение, по крайней мере, для России.

"Речь здесь идет не просто о Договоре СНВ, а о статусе Российской Федерации, о том, великая Россия держава или нет, - говорит он, - мы часто слышим из Вашингтона, что интересы России должны ограничиваться пределами российских границ. Это значит, что ее не признают в качестве  великой державы. Поэтому переговоры идут столь трудно - ведь никто не знает, какой статус у России".