Беседа с профессором Менчиславом Рыбой (Mieczysław Ryba), членом коллегии Института национальной памяти (IPN).

− Как вы считаете, на что нацелена обещанная Кремлем реформа тюремной системы и смягчения законодательства, бывшего до сей поры репрессивным?

− Необходимо отметить, что современный режим в России (в сравнении с советским, который был исключительно жестоким), несмотря на традиционные азиатские методы управления государством, является относительно мягким. Я говорю именно о сравнении с тем, что происходило там раньше. Однако на что в действительности направлена данная реформа, однозначно судить не стоит. Я считаю, что эти усилия направлены в первую очередь на создание более европейского образа страны, тем более, что в последние годы, ведя войну с Чечней и Грузией, Россия не имела положительного имиджа на международной арене.

Сейчас у этой страны появились прекрасные возможности для расширения отношений с США и Германий, и из этого, как мне кажется, исходят обещания подобных реформ. В данной перспективе, если у России получится заключать стратегические соглашения, такое улучшение имиджа будет иметь для Кремля большое значение, притом, что Медведева на Западе воспринимают и оценивают гораздо лучше, чем Путина.

− Но они оба имеют сходный образ мышления, и ведь именно Путин "создал" Медведева, а не наоборот…

− Это так. Однако я полагаю, что Медведев сейчас может спокойно играть роль либерального человека, ведь официально его прошлое не связано с КГБ, как у Путина. Такое улучшение имиджа (я имею в виду обещание реформ) может ему в этом помочь. Будет ли все действительно двигаться в направлении т.н. европеизации России, станет ясно позже, с декларативной же точки зрения – это, без сомнения, верное направление.

Конечно, остается вопрос, насколько данные декларации связаны с реальностью, ведь то, что Россия "продает" на Запад – это одно, а то, что действительно происходит в этом государстве – другое. Еще при царе каждому иностранному гостю преподносился специфический образ страны: довольные крестьяне, счастливые люди, занятые трудом и т.п.

В своей внутренней и внешней политике Россия будет стараться предстать в "мягком" образе. Кремль отдает себе отчет в том, что информация об исчезновении определенных лиц попадает во внешний мир, а чтобы это каким-то образом обосновать, заявляет, что таким большим государством необходимо управлять деспотично. Будут ли обещанные реформы тюремной системы опираться лишь на имиджевую стратегию Медведева или действительно поспособствуют лучшему обращению с людьми, покажет будущее.