Диалог Москвы и Брюсселя по Афганистану, который активизировался несколько месяцев назад, похоже, близок к тупику. НАТО, развернув новую военную кампанию в 2009-м, по-прежнему призывает Россию прибегнуть к решительным мерам. Россия все более упорно сопротивляется.

Секретарь Совбеза РФ  Н. Патрушев в интервью агентству РИА Новости заявил, что российский контингент в операциях в Афганистане участвовать не будет. Москва согласна обсуждать вопросы транзита военных грузов Альянса, подготовку афганцев для борьбы с оборотом наркотиков и т.п., но не военизированные мероприятия.

 

Почему? Прежде всего, военная активность России в Афганистане не укладывается в рамки ее стратегических целей. Сохранение прагматизма в отношении Афганистана – это возможность не утратить влияние в регионе Центральной Азии, государственные элиты которой, опасаясь за прочность собственных авторитарных режимов, обеспокоены афганскими операциями НАТО. Москва никак не хочет рисковать отношениями с государствами ЦА, которые важны как в геополитическом, так и в геоэнергетическом смыслах.

Разумеется, военные действия России в Афганистане  были бы одним из рычагов в отношениях с Альянсом. Представитель РФ при НАТО  Д. Рогозин, комментируя прозвучавшее 15 декабря предложение генсека НАТО А. Ф. Расмуссена к РФ – помочь Альянсу в Афганистане оружием, горючим и др., заявил: «Всякая наша помощь стоит или денег, или помощи со стороны стран – членов Альянса». Понимай:  договариваться надо!

Россия  заинтересована в эффективной борьбе терроризмом и наркотрафиком. Для Москвы жизненно важно, чтобы талибы не вернулись к власти в Афганистане. Те же цели у НАТО. В The New York Times за 12 января появилась статья того же Д. Рогозина совместная с известным и уважаемым в России генералом Б. Громовым.  Авторы выступают за то, чтобы войска НАТО оставались в Афганистане до тех пор, пока не будет необходимых условий для создания стабильной местной власти, способной самостоятельно сдерживать радикальные силы и контролировать страну. И напоминают,  что СССР сдерживал натиск афганских фундаменталистов в течение 10 лет. Более внушительного военного вклада России в Афганистане, судя по всему, можно ожидать, если потерпит фиаско НАТО – на этот  случай, по словам Д. Рогозина и Б. Громова, Россия обучает Силы быстрого реагирования ОДКБ. Конечно,  не хочется наступать на те же грабли…

Возвращение российского военного контингента в Афганистан было бы своего рода признанием того, что в 1979–1989 годах СССР  не удалось достичь своих целей. Активные действия в Афганистане для России сегодня невыгодны и с позиции стратегических целей. Разве что оттуда, из Афганистана, начнет исходить опасность этим целям. В Альянсе и его союзниках  Москва видит, скорее, оппонентов. Но если у них не сложится, придется подключаться России. А если такой сценарий возможен, то где-то в 2011 году, когда в Афганистане наберет разбег процесс передачи функций безопасности военным структурам страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.