Реакция российских властей на произошедший в понедельник двойной теракт в московском метро включала косвенное признание того, что дестабилизация на южных рубежах России, долгое время ограничивавшаяся пределами истерзанной войной Чечни, сегодня расширяется и охватывает соседние республики.

Как заявляют официальные представители, предварительные результаты расследования говорят о том, что теракты были осуществлены террористками-смертницами из северокавказского региона. В этом есть существенное отличие от событий шестилетней давности, когда в московском метро также произошел взрыв. Тогда представители органов безопасности и аналитики изначально подозревали в совершении терактов только чеченских сепаратистов.

После 15 лет жестоких боевых действий и репрессий, результатом которых стала гибель десятков тысяч людей, Россия в основном одержала победу в чеченской войне. Назначенный Кремлем безжалостный чеченский президент Рамзан Кадыров и его режим восстановили порядок на большей части территории республики, воспользовавшись объемной финансовой помощью из российской столицы для возрождения разрушенной экономики.

Режим Кадырова подчеркивает значение ислама, но он проповедует его местную разновидность, отличающуюся от саудовского ваххабизма, который воодушевляет многих исламских радикалов. Он убедил многих чеченских боевиков вернуться домой из гор. Остальные же были уничтожены.

Благодаря давлению со стороны Кадырова ряды боевиков поредели; а тех, кто остался, загнали далеко в горы Чечни и за ее пределы, в основном в соседний Дагестан и Ингушетию. Поскольку мечта о независимости Чечни практически умерла, движение мятежников трансформировалось в непрочную и неупорядоченную сеть групп и ячеек боевиков-исламистов, надеющихся установить исламское правление на территории всех российских республик, расположенных на Северном Кавказе.

Сегодня, когда в московском метро совершаются теракты, а семерым членам антиправительственной группировки боевиков в Детройте предъявлено обвинение в покушении на убийство сотрудника правоохранительных органов с целью начать "войну" против США, средства массовой информации задаются вопросом: насколько мы защищены от террористической угрозы? Плюс к этому, энергетические акции тянут рынок все выше и выше, а один деятель искусств из Детройта делает громкое заявление о замороженном рынке жилья.

"Сегодня мы сталкиваемся с полным и принципиальным изменением характера войны, — говорит аналитик по Центральной Азии и Кавказу Пол Куинн-Джадж (Paul Quinn Judge), работающий в Киргизии в Международной группе по предотвращению кризисов (International Crisis Group), — вернемся назад… хотя бы в начало 2000 годов, и мы увидим, что тогда война велась в основном за независимость, причем силами боевиков, носившими в основном нерелигиозный характер. Сейчас мы имеем религиозную войну за создание халифата".

Переход к джихаду произошел не вдруг. Еще в 90-е годы главный полевой командир чеченских боевых отрядов Шамиль Басаев возглавил радикальное крыло боевиков, которые в борьбе с Москвой были готовы применять террористическую тактику. К 1999 году он порвал все отношения с президентом Чечни и начал наступление на Дагестан с целью создания чеченско-дагестанской исламской республики. Этот поход не увенчался успехом.

Считается, что Басаев, погибший в 2006 году в результате  взрыва, первым в Чечне начал использовать женщин для совершения терактов с применением взрывчатки. Эти женщины, которых в России называют "черными вдовами", стали неким фирменным знаком чеченских террористов после того, как одна из них подорвала в 2000 году 27 военнослужащих российского спецназа. Басаев также взял на себя ответственность за нападение в 2002 году на московский театр, в ходе которого чеченские боевики-смертники, многие из них женщины, захватили 850 заложников. Более ста человек тогда погибло.

Как сообщается в докладе о террористках-смертницах, который был подготовлен в 2004 году Институтом стратегических исследований Армейского военного колледжа США, к 2004 году чеченские женщины успешно осуществили 9 таких нападений, уничтожив более 300 человек. Как минимум часть из них потеряла мужей или детей, погибших от рук российских военных.

Как говорят специалисты по вопросам терроризма, женщин используют в основном по той причине, что их труднее выявить, чем мужчин, а также потому что они оказывают большее психологическое воздействие на общество.

Хотя большинство террористов-смертников это по-прежнему  чеченцы, есть убедительные свидетельства того, что насилие расширяет свои границы, распространяясь на весь регион. В докладе вашингтонского аналитического Центра стратегических и международных исследований (CSIS) отмечается, что в 2009 году на Северном Кавказе в результате инцидентов с применением насилия погибло 900 человек, в то время как годом раньше погибших было 586. По данным доклада, который был составлен главным образом на основе сообщений информационных агентств, по количеству таких смертей Чечня отстает от Дагестана и Ингушетии.

В Дагестане народ в основном не поддерживает сепаратизм, однако милиционеров там убивают буквально каждую неделю. В 2007 году лидер чеченских боевиков Доку Умаров выступил с заявлением, опубликованным на одном из радикальных вебсайтов, и сообщил, что цель его организации заключается в создании "кавказского эмирата".

Тактика боевиков также претерпела изменения. Теперь мало кто стремится к захвату и удержанию территории. Однако, по данным Центра стратегических и международных исследований, количество взрывов с участием смертников составило в 2009 году 15, в то время как годом раньше их было всего четыре.

Директор Инициативы по правам человека и безопасности (Human Rights and Security Initiative) из Центра стратегических и международных исследований Сара Мендельсон (Sarah Mendelson) предупреждает, что сегодня очень мало известно о том, насколько сплочены и организованы боевики из разных республик, насколько они едины в своих целях. По данным исследования центра, в прошлом году в Чечне было девять атак смертников, и только одна в Дагестане.

Мятежники также отказались от военизированной структуры в своей организации, отдав предпочтение отдельным и независимым друг от друга ячейкам, которые очень сильно рассредоточены, в связи с чем проникнуть в них гораздо сложнее. Об этом говорит московский аналитик по вопросам терроризма Андрей Солдатов.

Некоторые эксперты полагают, что взрывы в московском метро могли стать местью за уничтожение в это месяце в Ингушетии главного идеолога боевиков Александра Тихомирова. Этот человек родом из восточной российской провинции Бурятия; он принял ислам и учился в Египте. Тогда же в Кабардино-Балкарии был убит еще один лидер мятежников.

Однако Солдатов считает, что такое маловероятно, поскольку на подготовку подобных операций обычно уходит несколько  месяцев. "Террористы увидели появившуюся возможность и воспользовались ею", — говорит он.

Аналитики в целом критически относятся к российской политике в северокавказском регионе, говоря о том, что очень мало делается для снижения уровня хронической безработицы и решения других экономических проблем, а вместо этого главное внимание уделяется военным методам и средствам.

Президент России Дмитрий Медведев сделал в январе важный шаг в данном направлении, который нашел высокую оценку. Он признал, что Кремль должен решать проблемы Северного Кавказа в комплексе и активнее развивать его экономику. Президент создал новый Северо-Кавказский федеральный округ, в подчинение которого перешла значительная часть этого региона. Многие ожидали, что на пост главы нового образования назначат чеченского президента или одного из бывших руководителей спецслужб. Однако Медведев отдал эту должность губернатору из Сибири, имеющему опыт работы в сфере финансов, и назначил его заместителем премьер-министра.

Похоже, что попытки Москвы искоренить движение боевиков не дают результата.

Российские руководители, включая премьер-министра Владимира Путина, заявляли в конце 2008 года, что масштабы российской интервенции в соседней Грузии и та решимость, с которой действовала Россия, убедят действующих на всем Северном Кавказе боевиков в тщетности дальнейшей борьбы.

Москва предпринимает и другие меры, направленные на обособление этой проблемы, а не на ее решение. В начале марта глава Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации вызвал возмущение на Северном Кавказе, когда предложил взять отпечатки пальцев у всех жителей этого региона.

С участием Айры Иосебашвили (Ira Iosebashvili).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.