Когда прошёл первый шок от актов террора в московской подземке и последовавшего за ними продолжения в Дагестане, всё внимание обратилось к тому, какой же будет реакция Москвы. Об этой реакции можно судить по поведению путинских помощников и по последнему заявлению президента Медведева во время его вызвавшего удивление вчерашнего визита в Дагестан (статья опубликована 2 апреля - прим. перев.).

Облаченный, в соответствии с ситуацией, в свой черный пиджак и майку «крутого парня», Медведев пообещал региональным лидерам применить более суровые методы и жестоко покарать террористов; впрочем, он поделился и своими соображениями о коренных причинах терроризма, которыми он назвал нищету и низкий уровень жизни. Если бы после этого российский президент приступил к честному обсуждению коренных причин того, почему регион погряз в жестокости и беззаконии, можно было бы тешить себя надеждой, что Кремль наконец-то готов посмотреть в глаза реальности. Увы, оснований для этого очень мало, хотя «коренные причины» российской трагедии разглядеть нетрудно.

Одной из них является стремительное, подобное раковой опухоли, распространение радикальной ваххабитско-салафской идеологии в регионе, где долго преобладал традиционный суфийский ислам, а нынешняя идеология всегда лет 20 назад была полностью неизвестна и чужда всей культуре региона. Однако массовый наплыв с начала 1990-х ваххабитских проповедников, джихадских организаторов и саудовских денег, за счёт искусной эксплуатации политической неразберихи и экономического коллапса постсоветской эпохи создал плацдарм для радикального исламизма. Который с тех пор и начал усиленно распространяться, превратившись сегодня в доминирующую идеологию сопротивления российскому господству.

Москва не отрицает опасности продолжающейся радикализации российских мусульман на Северном Кавказе и в других регионах; слова «ваххабизм» и «ваххабиты» стали распространённым термином для описания тенденции исламизации на официальном политическом языке. Но как можно доверять Кремлю, осыпающему ваххабитских террористов проклятиями у себя на родине, если одновременно он оказывает поддержку самим преступникам и спонсорам исламского терроризма за границей, на Ближнем и Среднем Востоке.

Опять же, к вопросу о нищете. То, что Медведев обнаружил корни терроризма в нищете, возможно, сделает его достойным почётной степени американского университета, однако мало что даёт для объяснения жестокости на его родине. Факты таковы, что Северный Кавказ всегда был бедным – как и множество других провинциальных регионов России, – однако не везде население стало превращаться в террористов. Вообще-то исламский терроризм как российский феномен имеет историю не в один десяток лет. Но для выявления причин, почему сегодня он вдруг получил такое распространение, нам нужно пойти дальше медведевских обещаний о применении дополнительных крутых мер.

В конце концов, представить себе более суровое и грубое обращение, чем поведение Москвы и её приспешников по отношению к местному населению региона в последние десять лет просто невозможно. Достаточно только вспомнить, что Чечнёй как своей феодальной вотчиной правит, вместе со своей бандой головорезов, путинский ставленник, некий Рамзан Кадыров, полуобразованный бандит, основным достоинством которого, видимо, является высказываемое им открыто желание «сто раз умереть за Путина». Похищения людей, изнасилования, пытки и убийства подозреваемых в оппозиции правящей группировке стали заурядным явлением повседневной жизни в регионе, где люди, осмеливающиеся разоблачать кремлёвскую марионетку, подвергаются большей опасности, чем сами террористы. Об этом свидетельствуют недавние убийства журналистки Анны Политковской, активистки борьбы за права человека Наталии Эстемировой и адвоката Станислава Маркелова.

Всё это было бы невозможно без прямой поддержки Кремля, и тут-то и заключается конечная и самая важная коренная причина. Её следует искать в антидемократическом и деспотическом режиме, в хищническом сообщничестве связанных общими интересами финансовых олигархов, Кремля и коррумпированного аппарата правоохранительных органов, проявляющих гораздо более высокую квалификацию в роли политической полиции, чем в деле борьбы с террористами. Одним словом: коренную причину зовут Владимир Путин.

— Алекс Алексиев, приглашённый научный сотрудник в Институте Хадсона в Вашингтоне, округ Колумбия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.