Два взрыва в переполненном московском метро потрясли на этой неделе всю Россию. Неужели вернулись кошмарные 1990-е и начало 2000-х, когда теракты происходили один за другим? Не просчитался ли Кремль, начав собственную «войну с террором» и вступив в схватку с сепаратистами?

Некоторые авторы в западных СМИ чуть ли не радуются тому, что произошло 29 марта. По их мнению, Россия заслуженно понесла наказание за свою внутреннюю антитеррористическую политику, которую начал в свою бытность президентом Владимир Путин и продолжил его преемник Дмитрий Медведев.

По большей части подобная критика безосновательна. Конечно, на протяжении антитеррористической кампании у Москвы было все: и успехи, и упущенные возможности, и непродуманные шаги. Однако нет никаких оснований полагать, что действия доморощенных террористов (в некоторых случаях получающих поддержку из-за рубежа) перерастут в массовые проявления недовольства нынешней правящей политической элитой. Как раз наоборот: среднестатистический россиянин поддерживает Путина и Медведева в том, что террористам, объявившим войну России, нужно дать безжалостный отпор. Если целью террористов было настроить общественное мнение против власти, то они проиграли еще на начальном этапе, когда планировали свои теракты.

Чеченские боевики уже взяли на себя ответственность за взрывы в Москве. Но популярные западные издания по-прежнему называют их «сепаратистами» и даже, в некоторой степени, «борцами за свободу». При этом они ссылаются на то, что ставленник Кремля Рамзан Кадыров ведет себя как диктатор (причем иногда даже в ущерб Москве). Однако, если посмотреть на реальное положение дел в регионе, все совсем не так. Лично я бывал в Чечне. Да, там действуют жесткие меры безопасности. Да, иногда возникают вопросы в отношении законности принимаемых мер.

Но в целом в Чечне установлен мир. Сейчас основное внимание уделяется строительству гражданского общества и экономическому развитию. Все это совсем не похоже на то, что творилось в Чечне во время двух вооруженных конфликтов и в те годы, когда Чечней правили националисты и религиозные экстремисты.

Конечно, Кадырова нельзя назвать вторым Томасом Джефферсоном, но и Чеченская республика — не Швеция и в ближайшее время ей не станет. Северный Кавказ веками раздирали социальные и экономические противоречия, а теперь, когда в регионе распространился исламский фундаментализм, ситуация стала еще менее стабильной.

К несчастью для Москвы, относительный успех в Чечне был достигнут за счет соседних республик. Дагестан, который раньше на протяжении долгого времени оставался островком мира и стабильности, особенно по сравнению с Чечней, теперь превратился в кипящий котел. Ингушетия также страдает от серьезных социальных проблем и регулярных вспышек насилия. Те силы, которые Кадыров изгнал из Чечни, нашли плодородную почву по соседству.

Дагестан и Ингушетия находятся в очень тяжелом положении. Любой, кто хоть немного знаком с ситуацией на Кавказе, понимает, насколько скудны их экономические возможности. Кремль признал существование данной проблемы и разработал новые долгосрочные меры по развитию этого региона. Уже прошло то время, когда чеченские боевики воевали за независимость своей республики, а Дагестан и Ингушетия и не стремятся отделиться от Российской Федерации. Справедливость во всех смыслах этого слова — вот чего хотят обе республики. В Чечне эта справедливость постепенно становится реальностью.

То, что российские силовики сеют разрушение на Северном Кавказе, просто-напросто не соответствует действительности. Все не так просто. Российские военнослужащие находятся там для поддержания мира, но работать им приходится в условиях вражды между местными элитами и кланами. При этом местное население воспринимает их как чужаков.

Может, Россия и не заслуживает особых похвал за свои действия на Северном Кавказе после распада Советского Союза, но она не заслуживает и осуждения со стороны международного сообщества. Западные и российские либералы любят пространно рассуждать о недостатках российской политики в отношении Северного Кавказа, но сами они, как правило, не могут предложить ничего конкретного взамен. Одного негодования недостаточно, когда реальная обстановка на месте настолько сложна, что порой кажется безнадежной.

Были ли ошибки? Да, были. Усугубили ли они ситуацию? Да, усугубили. Но наличие централизованной власти абсолютно необходимо, чтобы сохранить территориальную целостность России.

Далее, встает вопрос о возможном иностранном следе в московских терактах. Многие на Западе игнорируют влияние подобных факторов на обстановку на Северном Кавказе, особенно когда речь идет о деятельности исламских фундаменталистов за пределами России. Данная ошибка совершенно очевидно делается из конъюнктурных соображений. Существуют неопровержимые доказательства того, что террористические и экстремистские группы в России получают финансовую помощь из-за рубежа. Запад предпочитает не замечать этих доказательств, но когда-нибудь подобная близорукость может обернуться против него.

Россияне пострадали от очередного теракта. И весь мир должен скорбеть вместе с ними.

 

Эта статья также была опубликована в издании The National Interest.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.