Редакция ИноСМИ благодарит за предоставленный перевод нашего читателя orbis_pictus

 

Итог двух терактов в московском метро стандартно ужасающий – на сегодняшний день: 39 мертвых, 71 человек госпитализирован, из них 23 – тяжелораненые, пятеро все еще находятся в критическом состоянии. Патетически осуждать подобные события я считаю излишним – тут и так все ясно. Теракты в России – это обратная сторона того, что по сравнению с брежневской и непосредственно постбрежневской эпохами режим стал более свободным. В этих условиях большей свободы террористы лучше организованы, в то время как репрессивные органы учатся на ходу и медленнее (я говорю не о районах, где идет партизанская война, а об атаках террористов на территории «противника»). В Беслане (судя по тому, что писали в газетах) специалистам из ОМОНа не удалось воспрепятствовать подключению к операции разъяренных добровольцев из числа местных жителей. При попытке освободить заложников в театре на Дубровке использовался не прошедший испытания парализующий газ. В обоих случаях результаты были плачевны. Можно, конечно, брезгливо воротить нос от неуклюжей работы русских, но это, в общем-то, было бы не слишком порядочно. Что они могли сделать в московском метро? Нерешенная проблема, по-видимому, лежит, прежде всего, в плоскости российской внешней политики. Господам Путину и Лаврову нравиться изображать политиков «твердой руки» брежневско-громыковского толка. Только вот времена изменились.

Прежде российские (тогда их называли «советские») самодержцы держали свою империю полностью под контролем. Проблемы, которые потрясали окружающий мир, их не касались. Израиль и палестинские террористы, ИРА, ЭТА, эксцессы с Каддафи и т.д и т.п. – они могли тихо, трусливо поддерживать это из-за кулис. Они могли подкладывать свинью своему врагу («мировому империализму», т.е. миру, который, в отличие от них, являлся свободным), им же никто ничего не мог доказать.

Ту же политику они могут проводить и проводят сейчас по отношению к Ирану и Северной Корее. Это – государства. С ними можно договориться: «Мы вас поддержим, а вы нас не будете трогать». Иногда этот принцип, однако, не работает и по отношению к государствам (см. Гитлер в 1939–1941 гг.). Но существует и другой враг – он не организован как государство, глобален, его трудно понять, он вырастает на осколках бывшего СССР. Он не видит разницы между Россией и Западом. Говорить с ним на языке разума практически невозможно, договоренности он иногда соблюдает, а иногда нет, в зависимости от обстоятельств, то есть, как правило, нет. Он учился у Ленина, и теперь применяет его принципы к его родине.

Конечно, российское правительство может использовать существующую опасность для затягивания политических гаек и радикальной изоляции от внешнего мира. Только вот это проще сказать, чем сделать.

Российские политические элиты могли бы пойти на некоторые рациональные шаги (хотя традиционно делать это им достаточно тяжело). Подобно тому как израильтяне говорили американцам после 11 сентября  2001 года: «Добро пожаловать к нам», американцы, британцы, испанцы именно сейчас могли бы передать свое виртуальное послание русским. Забудьте о Брежневе. Забудьте о Громыко. Забудьте об империи. Мы в этом по самую маковку. И вы вместе с нами.

Только вот знает ли об этом хоть кто-нибудь в Кремле?