В России есть министерство транспорта и дорожное агентство, «но никак не появится дорога, что надежно бы связала Запад и Восток страны». Российские власти, начиная от Владимира Путина, пытаются скрыть этот факт, однако он имеет глубокие последствия и заметно сказывается на системе управления страной и на ее способности функционировать как единое государство.

В своей статье, опубликованной в сегодняшнем номере «Новой газеты» под заголовком «Единая Россия — от Калининграда до Читы», Алексей Тарасов призывает обратить внимание на одну из не слишком тщательно скрываемых тайн Российской Федерации – на связанную с состоянием дорог неспособность россиян добраться на автомобиле из одной части своей страны в другую.

«Словосочетание «единая Россия» наделено смыслом только зимой», - пишет красноярский корреспондент газеты. Стоит температуре подняться выше ноля, многие из дорог, соединяющих восток и запад страны, превращаются в непроходимые болота, в которых увязают даже грузовики. Что до легковых машин, их владельцы могут забыть о своем «конституционном праве» на свободу передвижения.

«Любопытно, что партия с ненаучно-фантастическим названием «Единая Россия» при этом существует всесезонно и всепогодно, и активисты этой партии управляют дорогами страны», тратя на это «колоссальные деньги из бюджета», подчеркивает Тарасов.

«Выехать из дома или проехать домой по мифическим дорогам в России удается не всем и не всегда», - пишет он. Эта проблема распространена настолько широко, что она редко привлекает к себе внимание. Лишь те, кто вынужден регулярно пользоваться трассами, часто говорят о том, что главными проблемами России по-прежнему остаются «дураки и дороги».

Впрочем, недавно, один незадачливый водитель добрался до блога президента Дмитрия Медведева и «открыл ему глаза на состояние федеральной трассы М-53 и, в частности, ее 12-километрового участка, проходящего через Усолье-Сибирское». Эту дорогу, как и соседние, уже много лет не чинили, причем на ней, по словам Тарасова, нет ни единого работающего светофора.

Водителя вызвали на встречу с заместителем руководителя президентской администрации Александром Бегловым, который спросил у него, действительно ли дела обстоят так плохо, как он сообщил, после чего, как в сказке, Москва распорядилась начать необходимый ремонт.

«Это замечательно», - пишет сибирский журналист, однако интересен тот факт, что никто в центре не пытается привлечь к ответу чиновников, не чинивших дорогу и прикарманивавших выделенные на ее ремонт деньги. Между тем, если бы не вмешался водитель со своим письмом президенту, эти чиновники продолжали бы действовать по-прежнему.

Речь идет об огромных суммах, причем встречаются и еще более вопиющие случаи: так, осенью 2008 года Владимир Путин открыл мост через Енисей. Однако стоило ему уехать под аплодисменты российских и иностранных СМИ, как мост был немедленно закрыт – он, оказывается, был не до конца достроен и небезопасен для пользования.

«Жаль, - иронизирует Тарасов, - что у Путина нет блога, поэтому ему, видно, так и не узнать о судьбах открытых им и запущенных объектов». А что-то в этом роде ему бы не помешало: в феврале 2004 года, он пообещал к 2008 году завершить обустройство федеральной магистрали, которая свяжет Тихий океан с Балтийским морем.

Он даже заявил, что, возможно, она станет «звеном трансконтинентальной магистрали Париж—Берлин—Москва—Владивосток». Подчиненные Путина обещали полностью завершить строительство этой дороги к концу 2007 года. И чем же все закончилось?

Ничем. Они говорили «о дороге, которой не было и нет до сих пор. И в обозримом будущем не будет». Хуже того, на этой дороге появляется все больше труднопреодолимых участков. Три года назад непроходимыми были лишь 96 километров трассы. Сейчас, по словам Тарасова, - уже 140 километров, почти на 50 процентов больше.

Москве и россиянам остается только надеяться на две вещи – на то, что температура не поднимется выше ноля, и они смогут передвигаться по своим дорогам, и на то, что министр транспорта сможет удержать цену строительства четвертого транспортного кольца вокруг Москвы на определенном уровне, и оно не окажется дороже адронного коллайдера. Впрочем, и то, и другое маловероятно.

«Отсутствие дороги между востоком и западом страны — это вопрос ее национальной безопасности», - заключает Тарасов. И россияне, которые вынуждены пользоваться автомагистралями, уже говорят, когда не могут проехать туда, куда хотят, что это происходит «из-за Путина».

Однако даже если этот вывод считать слишком мрачным, отсутствие нормальных дорог значительно ограничивает возможности Москвы в вопросе управления регионами. Она вынуждена либо оставлять чиновникам на местах слишком много свободы, либо прибегать к авторитарным мерам для того, чтобы держать их и регионы под контролем.