Во вторник осужденный нефтяной магнат Михаил Ходорковский предъявил обвинителям емкость с сырой нефтью и потребовал объяснить, как он мог украсть 350 миллионов тонн этой жидкости (именно в этом его обвиняли на политически мотивированном процессе).

Это театральное заявление было самым громким из всех, которые ему было позволено сделать с тех пор, как в 2003 году на него началась юридическая атака. В число использованного им реквизита входили лазерная указка и галлон отработанной жидкости из нефтяной скважины, которую он предложил прокурорам понюхать.

Ходорковский, некогда считавшийся самым богатым человеком в России, обвиняется в присвоении нефти на сумму более 25 миллиардов долларов и отмывании большей части прибылей. Его адвокаты называют эти обвинения нелепыми.

Многие считают неприятности Ходорковского с законом наказанием за вызов, брошенный миллиардером Владимиру Путину – бывшему президенту, сохранившему за собой всю прежнюю власть и на посту премьер-министра.

Преемник Путина Дмитрий Медведев обещал обуздать коррупцию в судебной системе. В прошлом году он призвал российский бизнес не давать взятки в судах, что стало редким для страны признанием масштаба проблемы.

Помимо этого судебная власть столкнулась с кризисом в 2008 году, когда высокопоставленный судья рассказал о политическом давлении, которое Кремль оказывает на судебные решения. Однако пока начатая Медведевым - кстати, бывшим юристом – антикоррупционная кампания принесла не слишком много конкретных результатов. Многих правозащитников разочаровало, что президент не отказался от занятой еще Путиным жесткой позиции по делу Ходорковского.

Ходорковский уже отбыл шесть лет из своего восьмилетнего срока, к которому его приговорили в 2005 году за уклонение от налогов. Большую часть этого времени он провел в исправительно-трудовом лагере в бесплодной Читинской области за тысячи километров от семьи, адвокатов и московских СМИ.

В феврале 2009 года Ходорковского привезли обратно в столицу и предъявили ему новые обвинения в хищении, которые могут, если он вновь будет осужден, означать для него еще 22 года за решеткой. После изоляции в исправительном лагере он разразился рядом интервью, однако прошедшие во вторник слушания стали для него первым шансом публично выступить до суда.

«Я считаю, что данный судебный процесс политически и коррупционно мотивирован. Он вызван как опасениями моего выхода на свободу, - заявил он в заполненном репортерами зале суда, - так и желанием присвоить возможности, проистекавшие из моего права собственности на крупнейшую и наиболее успешную российскую нефтяную компанию «ЮКОС»».

По версии обвинения, Ходорковский со своим партнером Платоном Лебедевым присвоили всю нефть, добытую их нефтяной компанией «ЮКОС» с 1998 по 2003 год, – то есть до 350 миллионов тонн нефти.

Ходорковский возражает, что это было физически невозможно, особенно с учетом того, что компания продолжала получать прибыли и выплачивать дивиденды. На слушаниях он подал ходатайство, в котором потребовал от прокуратуры продемонстрировать, как такое хищение могло произойти.

«Грубая аналогия: этот пистолет, Ваша честь, для стрельбы непригоден», -заявил он председательствующему судье Виктору Данилкину, пресекшему несколько попыток обвинителя прервать Ходорковского».

Впрочем, к появлению банок с нефтью Данилкин отнесся неблагосклонно и приказал приставам их убрать, чем вызвал свист и смешки публики. «Бензина нет? – спросил Данилкин, призвав зал к порядку.- Я ничего смешного не вижу в том, что горючие жидкости находятся в зале, где столько людей!»

В ответ на ходатайство Ходорковского прокурор Валерий Лахтин только еще раз зачитал подробный список обвинений.

Судья упрекнул его в том, что он ответил не по сути, но ходатайство все равно удовлетворять не стал, заявив, что разъяснение обвинений на этой стадии процесса не должно производиться.

Уже за пределами зала суда один из адвокатов Ходорковского Владимир Краснов, заявил, что частично целью спектакля на слушаниях было продемонстрировать «всю абсурдность» происходящего.

Прокурор Лахтин отказался комментировать ход процесса.

По словам представителей защиты, Ходорковский приготовил 200 страниц показаний, которые он будет зачитывать в ближайшие дни, пока не закончит, или пока суд его не прервет.