“Я много слышу [в США], что “холодная война” закончилась. Для Америки это может быть и так, но для Владимира Путина она точно продолжается”. Так сказал президент Грузии Михаил Саакашвили, побывавший в нашем офисе на этой неделе, и новости из его региона - тому подтверждение.

В среду Россия подкупила Украину более дешевым природным газом, чтобы продлить договор аренды на базу своего Черноморского флота, истекающий в 2017 году, и еще на 25 лет гарантировать себе стратегическую зацепку в Крыму. В тот же день Москва объявила о планах приобрести боевые французские корабли класса “Мистраль”.

Оба события заставили регион вздрогнуть, особенно на противоположном побережье Черного моря, в Грузии, пятая часть территории которой остается под российской оккупацией после того, как Кремль вторгся в страну в августе 2008 года. Российские военные сказали, что будь у них тогда “Мистраль”, они бы завоевали Грузию вдвое быстрее.

Грузия также недавно потеряла близкого союзника - президента Украины Виктора Ющенко, лидера “оранжевой революции” 2004 года, на смену которому в результате зимних выборов пришел его соперник, Виктор Янукович, более дружелюбно относящийся к России. Но грузинский лидер не считает, что Украина потеряна. Украинские элиты слишком крепко связаны с Западом, чтобы захотеть восстановить старинные вассальные отношения с Москвой, даже если некоторые россияне и думают, что “они на пути к тому, что Путин всегда обещал им, к возвращению советской империи”.

Недавние события в Киргизии являются еще одним предупреждением. Спустя пять лет после “тюльпановой революции”, еще одно народное восстание свергло авторитарного и коррумпированного лидера, Курманбека Бакиева. Но в этот раз протестами руководила и поддерживала Россия, разозлившаяся на решение г-на Бакиева не закрывать американскую авиабазу. “Россия не сильна - пока еще”, - сказал г-н Саакашвили. Однако события в Киргизии показывают, что “они могут что-то сделать, если считают, что в регионе нет другого игрока”.

Он не назвал этого игрока напрямую, но несложно догадаться, о ком идет речь. Отсутствующий игрок - это президент Обама, сосредоточивший свое внимание на “перезагрузке” американо-российских отношений, которая преуменьшает значение войны 2008 года и сползание России в авторитарное правление. Хрупкие демократии вроде Грузии живут в страхе подобного вакуума, и они хотят участия Америки, чтобы помочь оградить их от агрессивного Кремля.