Прага. Это полный текст интервью, которое агентству Mediafax дал Дмитрий Рогозин, постоянный представитель России при Организации Североатлантического договора (НАТО).

- Как в брюссельской штаб-квартире НАТО отреагировали на новую военную доктрину России, в которой о расширении альянса говорится как об одной из угроз для безопасности России?

- Представители альянса на новую военную доктрину России сначала отреагировали нервно. Назвали ее устаревшей. Больше всего им не понравились наши опасения по поводу расширения НАТО. Тем не менее, 20 апреля было заседание Совета Россия-НАТО. Оно должно было пройти в виде телемоста (из-за исландского вулкана российский представитель не мог приехать в Брюссель), но наши партнеры получили информацию из первых рук и, как мне показалось, были удовлетворены нашим объяснением.

- Россия в своей военной доктрине, по сравнению с аналогичным документом США, говорит о гораздо большем количестве возможностей применения ядерного оружия. Россия не собирается изменить свою доктрину и сделать такой же жест, как американцы?

- Новая военная доктрина России рассматривает ядерное оружие исключительно как оружие для сохранения мира, оружие для ядерного сдерживания. Сравните военные доктрины 2000 и 2010 года. В новой доктрине нет положения о превентивном ядерном нападении. В этом смысле новый документ характеризует Россию как абсолютно миролюбивое государство.

- Президент России Дмитрий Медведев предложил новую концепцию мировой безопасности. Европа на это отреагировала холодно. Вы обсуждаете эту тему с коллегами в НАТО?

- С такой оценкой я не соглашусь. Европейское сообщество не заканчивается на евробюрократах. Да, чиновники ЕС и НАТО в целом отреагировали сдержанно. Но многие западные лидеры публично поддержали инициативу президента Медведева по поводу нового европейского договора по безопасности. Шестого мая американский вице-президент Джозеф Байден (Joseph Biden) на страницах газеты The New York Times заявил, что российские предложения заслуживают внимательного изучения и обсуждения. Поэтому мы не считаем, что этот вопрос закрыт. Наше предложение все еще в силе и будет дальше развиваться в политическом диалоге Россия-НАТО.

- Как представитель России в НАТО вы твердо защищаете интересы своего государства. Например, обвиняете НАТО в том, что своим расширением альянс представляет угрозу для безопасности России. Как вам работается с представителями НАТО?

- Как шутят в России, быстро только кошки родятся. Если говорить серьезно, между мной и моими коллегами возникли дружеские отношения. Когда я резко высказываюсь, они хорошо понимают, что это не мои собственные слова, а принципиальная позиция самого крупного европейского государства, ядерной державы. За последние годы наши западные партнеры получили достаточно доводов, чтобы понять, что времена наивного президента Горбачева безвозвратно ушли, и им придется вести переговоры с Россией, у которой есть свои национальные интересы и которая готова их защищать.

- Новый российско-американский договор о сокращении стратегических ядерных вооружений должен дать миру более высокую степень безопасности. Как на этот договор отреагировал альянс? Документ будет способствовать улучшению образа России как надежного партнера?

- Не путайте причину и следствие. Заключение договора СНВ-3 доказало, что Россия уже сегодня имеет крепкую репутацию надежного партнера. Реакция в целом была предсказуемой: генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen) с радостью встретил этот договор и выразил надежду на дальнейшее успехи в наших отношениях.

- Россия пошла навстречу Соединенным Штатам и согласилась с местом подписания договора. Подобные договоры до сих пор подписывали на нейтральной территории. К тому же договор СНВ-3, пожалуй, первый такой документ, который подписали в стране, входящей в НАТО. Не означает ли это, что Россия больше не сердится на чехов за то, что они на своей территории хотели разместить американский радар?

- Мы никогда не сердились на чехов как на нацию. Тем более, сами чехи высказали свое отношение к американскому радару, выразив недоверие правительству Мирека Тополанека (Mirеk Topolánеk). Вообще, мы немелочны и незлопамятны. Тем не менее, мы по-прежнему не одобряем политику стран Восточной Европы, где элита государства, несмотря на общее отношение общества, предлагает свою территорию для иностранной военной инфраструктуры.

- Москва к договору о сокращении стратегических ядерных вооружений приняла дополнение, в котором говорится, что Россия отступит от договора, если в опасности окажутся ее государственные интересы, например, если Соединенные Штаты разместят новые элементы ПРО в Европе. Договор не повлияет негативно на переговоры России и НАТО?

- Наоборот, именно сейчас Соединенные Штаты и НАТО приходят с инициативами, которые, например, касаются обновления Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Важно, чтобы наши партнеры помнили, что Россия никогда не отступит от своих национальных интересов.

- Намечается ли в НАТО какое-нибудь общее мероприятие против распространения наркотиков из Афганистана?

- Предложение директора Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков Виктора Иванова вызвало отклик у представителей альянса. Двадцать четвертого марта он приехал в Брюссель и объяснил основные принципы проекта «Радуга-2». Этот план предусматривает общую поддержку экономики Афганистана и обучение сотрудников полиции, работающих с наркотиками, а также создание рабочих мест и обмен данными спецслужб о продавцах наркотиков и лабораториях между НАТО и Россией. От НАТО мы ждем реакции на это предложение, пока идет обсуждение на профессиональном уровне.

- Президент Украины Виктор Янукович недавно остановил работу украинских представителей, которые отвечали за переговоры с альянсом о вступлении Украины в НАТО. Это похоже на шаг к улучшению украинско-российских отношений. Как к этому отнесся альянс?

- В этом вопросе НАТО повел себя достойно. Альянс всегда подчеркивал, что решение о вступлении в НАТО – внутригосударственный вопрос Украины. Всем было ясно, что шизофреничная политика (экс-президента Украины Виктора) Ющенко, который тянул Украину в военный блок любой ценой, даже несмотря на мнение нации, должна была рано или поздно закончиться. Свободные президентские выборы в Украине показали, что у Ющенко и его политики нет практически никакой поддержки. Поэтому альянс оказался перед фактом, что Украина быстро возвращается к самой естественной, гармоничной и выгодной политике как по отношению к Западу, так и по отношению к России. Это не означает, что в Украине альянс свернет свою пропагандистскую деятельность, только его информационная работа будет направлена не на краткосрочную, а на долгосрочную перспективу. Разговоров о вступлении Украины в НАТО в ближайшие десятилетия не будет.

- Россия относится к НАТО критически. Она уверена, что в альянсе больше нет смысла. Есть ли у России какие-то предложения, как альянс можно реформировать?

- Во время дискуссий о новой Стратегической концепции НАТО мы высказывали свои опасения и предложения. Россия не является членом НАТО и не может диктовать альянсу условия. Но мы считаем, что развитие альянса не должно вредить его отношениям с Россией. Это означает, что трансформация НАТО не должна касаться наших легитимных требований. Это простой прагматизм: НАТО невыгодны плохие отношения с Россией. Россия против глобализации НАТО, мы считаем недопустимым, чтобы альянс занимался чем-то, что не связано с его концепцией как военного блока, например, энергетикой, экономикой, киберпреступностью и т.д. Россию не может устраивать то, что НАТО станет мировым полицейским, который лезет во все щели международной жизни. Кроме того мы считаем, что НАТО исчерпал возможности своего естественного расширения, и пресловутая политика «открытых дверей» в настоящее время размывает лицо НАТО, ведет к опасным и непредсказуемым переменам. Что касается реформ альянса, пусть страны-члены НАТО сами решают, как реформировать альянс и модернизировать многотысячную армию своей бюрократии.

- Существуют ли, помимо Совета Россия-НАТО, новые планы по расширению сотрудничества?

- У нас есть три главных уровня политических отношений России и альянса: диалог представителей России и международного секретариата НАТО, двусторонний диалог России и каждой из 28 стран-членов НАТО и, наконец, формат Совета Россия-НАТО, где коллективно принимают решения 29 стран с собственным представительством. Совет – главный уровень нашего сотрудничества, где мы стремимся поднимать актуальные темы и развивать общие проекты, отвечающие интересам наших народов в области безопасности.

- НАТО в этом году проводит целую серию военных маневров в Прибалтике. Часть из них уже прошла, и Россия восприняла это спокойно. Означает ли это, что напряжение между альянсом и Россией в последнее время ослабевает?

- К маневрам альянса в Прибалтике, как и к антироссийским заявлениям прибалтийских и восточноевропейских политиков, мы уже привыкли. Здесь у нас уже набита мозоль, так что в этом отношении уже давно не больно. То, что в качестве потенциального неприятеля на этих маневрах фигурирует некий агрессор под названием Eastland, эвфемизм, обозначающий Россию, говорит о том, что в НАТО все еще такое военное планирование, где Россия считается врагом, пусть и гипотетическим. Нам всем это уже надоело, но мы знаем, что кропотливая работа с нашими европейскими соседями в итоге рушит психологические баррикады страха перед Россией. Вода камень точит, и здесь время на нашей стороне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.