Недавние беспорядки в Киргизии и война в Афганистане скрыли от нас тот факт, что в Центральной Азии происходят и другие важные события. Например, Николай Бордюжа, генеральный секретарь Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ), объявил в марте, что ООН и организация, в которой доминирует Россия, будут отныне сотрудничать в борьбе с терроризмом и транснациональной преступностью (включая незаконные поставки вооружений) и в сфере разрешения конфликтов.

Учитывая тот факт, что Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Туркменистан являются членами ОДКБ, это заявление имеет далеко идущие последствия для Центральной Азии. Во-первых, оно обозначает желание генерального секретаря ООН Пан Ги Муна повысить значимость организации в Центральной Азии. ООН не только готова признать ОДКБ и работать с ней, она также готова сотрудничать с центральноазиатскими правительствами по ряду вопросов, включая управление водными ресурсами.

Хотя в прошлом ООН действовала в регионе втихую, пытаясь улучшить региональное сотрудничество по вопросам рационального водоиспользования и энергетических проектов, это публичное объявление указывает на то, что в будущем организация собирается занять более активную позицию. В этой связи ООН укрепляет региональный центр превентивной дипломатии, открытый в 2007 году в Ашхабаде. Генеральный секретарь ООН подчеркнул, что соглашение с ОДКБ означает признание авторитета ООН и ее способности внести свой вклад в мировую безопасность. Говоря более широко, оно является большим шагом в усилиях ООН по сотрудничеству с региональными организациями безопасности.

Но значение этого договора не исчерпывается его важностью для роли ООН в Центральной Азии. Этот договор также представляет собой первое международное признание ОДКБ в роли регионального игрока (до этого подобное признание звучало только со стороны самих участников организации). Это очень важный момент, потому что до сих пор НАТО отказывалось признавать подобную роль ОДКБ.

Москва инвестировала огромное количество времени и денег, чтобы превратить ОДКБ в локомотив движения за безопасность в Центральной Азии, и Кремль уже давно жаждет международного признания потенциальных возможностей организации, особенно со стороны НАТО. Таким образом, отказ от признания со стороны Североатлантического альянса серьезно раздражает российское руководство.

Причины, по которым НАТО не признает ОДКБ, самоочевидны. Россия изначально стремилась создать организацию, в которой она могла бы играть доминантную роль, и которая могла бы авторитетно выступать от имени центральноазиатских государств в общении с НАТО и другими подобными организациями. По сути, она ограничила бы суверенные права других государств-членов организации по вопросам самообороны и оборонной политики. Признание ОДКБ со стороны НАТО стало бы де-факто признанием этих ограничений, наложенных на суверенитет центральноазиатских государств, и российского права на сферу влияния в регионе.

Признание ОДКБ со стороны ООН может быть (и, скорее всего, будет) интерпретировано в Москве как признание того, что Россия играет в Центральной Азии роль менеджера по безопасности. Помимо этой важной геополитической идеи, существуют и другие важные операционные и военные факторы, которые нужно учитывать. Новый договор призывает к расширению сотрудничества между ООН и ОДКБ, «принимая во внимание соответствующие сферы компетенции и процедуры обеих организаций». Если в Центральной Азии или Афганистане понадобится провести международную миротворческую операцию, Москва, похоже, настроена на то, чтобы гарантировать ОДКБ почетное место и руководство данной операцией.

Если России удастся обеспечить подобную гарантию, она может, при подходящих обстоятельствах, попытаться провести подобную операцию без получения формальной резолюции ООН, наделяющей ее полномочиями действовать. В подобной ситуации, Кремль несомненно будет опираться на свое соглашение с ООН, утверждая, что оно дает ОДКБ полномочия действовать в сфере своей компетенции. Наблюдателей несколько беспокоит тот факт, что российские чиновники заявили генеральному секретарю ООН, что они готовы посылать силы ОДКБ на миротворческие операции за пределами государств-членов организации.

Договор между ОДКБ и ООН, вкупе с очевидной закулисной ролью, сыгранной Кремлем в свержении администрации Курманбека Бакиева в Бишкеке, указывает на то, что Москва не откажется от своей мечты о восстановлении сферы влияния в Центральной Азии. Желание ООН играть конструктивную роль в разрешении центральноазиатских конфликтов похвально и его следует поддерживать. В то же время, миротворчество, основанное на геополитике сфер влияния, имеет потенциально серьезные последствия. Как минимум, оно, вероятно, уменьшит, а не увеличит возможности ООН по разрешению конфликтов и укреплению безопасности. Так что так и хочется спросить, не облапошили ли Пан Ги Муна, когда он согласился сотрудничать с ОДКБ?

 

Стивен Блэнк - профессор Армейского военного колледжа (US Army War College)

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.