Анатолий Карпов, шахматный гроссмейстер, бывший чемпион мира и общественно-политическая фигура, неожиданно пошёл против Кремля в вопросе о будущем шахматного мира. Решив номинироваться в качестве кандидата на пост президента Всемирной Шахматной Федерации (ФИДЕ) от России он бросил вызов нынешнему президенту ФИДЕ, главе республики Калмыкии Кирсану Илюмжинову, и столкнулся с его союзником, влиятельным кремлёвским консультантом Аркадием Дворковичем.

Любой редактор отдела новостей оценил бы заголовок типа «Карпов борется с Кремлём» для статьи о будущем шахмат и не преминул бы пустить его на первую полосу. Впрочем, в данном случае борьба, видимо, связана не столько с политикой, сколько с личным престижем,  проблемами лояльности и некими не вполне ясными деловыми отношениями.

Скандал – о котором уже немало писалось в российской и западной прессе – разразился 14 мая на заседании Российской Шахматной Федерации (РШФ) в Москве, на котором предполагалось выдвинуть кандидата в президенты ФИДЕ,  руководящего органа шахматного спорта.

На заседании Наблюдательного совета РШФ в обычном порядке в качестве кандидата был избран Анатолий Карпов. Но глава Наблюдательного совета РШФ Аркадий Дворкович ещё в апреле объявил, что кандидатом от России будет Илюмжинов. Сразу же после заседания Наблюдательного совета он заявил, что на заседании не собралось достаточное для кворума число членов совета, а потому выдвижение Карпова является «незаконным». На следующий день люди из частной охранной фирмы, предъявив документ, подписанный Дворковичем, выдворили председателя РШФ Александра Баха из его кабинета и закрыли московский шахматный клуб.

Нелицеприятные споры в профессиональных организациях вокруг протоколов выборов и интересов соперничающих группировок – для России дело обычное; подобная «гражданская война» в российском Союзе кинематографистов» в апреле этого года привела к расколу организации. Но использование приёмов, ассоциирующихся, скорее, с корпоративным «рейдерством», заставляет задуматься: что же всё-таки поставлено на кон? Может быть, дело просто в самолюбии главных игроков? Для мира шахмат это обычная ситуация.

Представим, наконец, игроков. Карпов – гроссмейстер и бывший чемпион мира эпохи безмятежных семидесятых-восьмидесятых, когда, как он любит напоминать своим избирателям, его битвы с Гарри Каспаровым не сходили с первых полос газет  во всём мире. Илюмжинов, эксцентричный миллионер, самостоятельно наживший свой капитал, избранный президентом автономной республики, которого как-то назвали даже потенциальным будущим президентом России.

Личность претендентов делает соревнование особенно интригующим. Те, кто скептически относится к предположению о политических интригах и заговоре, подчёркивают миролюбивый характер Карпова. В отличие от того же Гарри Каспарова, известного в шахматных кругах и за их пределами своим буйным темпераментом, Карпов всегда был склонен к компромиссу, говорит Марк Глуховский, главный редактор российского журнала «Шахматы 64». Не тот это человек, чтобы лезть в драку при удобном случае, и уж, наверное, он не захочет ввязываться в ссору с Кремлём.

В отличие от Каспарова, который действительно стал парией в России, примкнув к радикальной демократической оппозиции, Карпов всегда сознательно стремился полностью избегать участия в политике. И непохоже, чтобы его настроение в этом вопросе резко поменялось. «Меня интересуют только шахматы, - заявил он в интервью «Радио Свобода» на этой неделе. – Гарри Каспаров, с которым мы работаем, это прекрасно знает».

Выборная платформа Карпова основывается на идее «модернизации» - излюбленное словечко президента Медведева – и «изменения», которое часто поминают участники западных избирательных кампаний, от президента США Барака Обамы до нового премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона (David Cameron).

Шахматы переживают кризис, сетовал Карпов, выставляя свою кандидатуру на пост президента  ФИДЕ. Миновали дни, когда сотни зарубежных корреспондентов освещали матчи шахматных чемпионатов между ним и Каспаровым, или Борисом Спасским и Бобби Фишером. Игра ведётся втемную, и чемпионские звания, полученные в Софии, не выдерживают конкуренции с Парижем, Нью-Йорком и Москвой. Он обвиняет Илюмжинова в том, что тот не смог воспользоваться возможностями современных технологий, с помощью которых частные шахматные компании обходят ФИДЕ, а шахматы теряют свою популярность и значение. «Пора на первый план выйти профессионалам», пишет он в своем манифесте, имея в виду неудачное замечание Илюмжинова о том, что шахматы – это его «хобби».

Идёт классическая борьба за кресло; Илюмжинову  припоминают и его рекордный срок пребывания на посту президента ФИДЕ, который он удерживает за собой уже 15 лет, и его более сомнительные увлечения. Глава Калмыкии заявлял, что его забирали инопланетяне, недавно в телепередаче он говорил о том, что собирается уйти в монастырь.  

На странности президента Калмыкии указывает не только Карпов. Участники кампании Карпова охотно ссылаются на телешоу Владимира Познера, которое проходит в лучшее эфирное время на государственном первом телеканале; там с Илюмжиновым обошлись не слишком любезно. «Если во время выступления на государственном канале вас представляют как человека не совсем здорового, как слегка двинутого типа – это не случайность», - говорит Николай Петров, председатель программы «Общество и регионы». Как следствие, Илюмжинов-таки лишился благосклонности Кремля.

Но для Дворковича всё это неважно; его основная работа, как экономического советника президента Медведева, выполнять приказы своего начальника. «Я не знаю, почему Дворкович заинтересован в сотрудничестве с Илюмжиновым, но это сотрудничество определенно налицо», - говорит Петров.

По слухам – но это только слухи – эта парочка имеет деловые связи через строительную компанию «Миракс», где консультантом президента компании работает якобы брат Дворковича. Другие полагают, что они сговорились поделить доходы от предполагаемого перевода штаб-квартиры ФИДЕ из Швейцарии в Москву. Глуховский, со своей стороны, считает, что идёт реальная борьба за власть: «Тот, кто станет президентом, получит в свое распоряжение значительные административные ресурсы», - говорит он.

С другой стороны, может быть, Дворкович просто имеет свои предпочтения как шахматист. В конце концов, его связи с РШФ имеют глубокие корни, и у него есть личные причины принимать игру близко к сердцу: его отец, Владимир Дворкович, был выдающимся советским гроссмейстером, тренером у Карпова и у Каспарова.

Что же теперь? Голосование, собственно, состоится в сентябре на конгрессе ФИДЕ во время проведения шахматной олимпиады в сибирском нефтяном городке Ханты-Мансийске. Пока что единственными кандидатами остаются Карпов и Илюмжинов.

Неизвестно, кто из них победит. Карпов может похвастаться впечатляющей машиной для пиара, избирательной кампанией со штаб-квартирой в Нью-Йорке и поддержкой великих гроссмейстеров, в том числе Каспарова и англичанина Найджела Шорта (Nigel Short). Его кандидатуру одобрили шестнадцать национальных шахматных ассоциаций, в том числе американская, английская и ассоциация Египта.

Но и Илюмжинова  нельзя сбрасывать со счетов. «Для Карпова эта кампания важна, ведь он еще не был президентом ФИДЕ. Для Илюмжинова ситуация несколько иная. Он уже 15 лет является президентом, и о его рекорде и так все знают», - заметил Глуховский.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.