Словно монарх в своем королевстве, чеченский лидер Рамзан Кадыров принимает нас в своем дворце в родном селе Центорой. Сейчас два часа ночи и мы находимся в 20 километрах от Грозного. К добру то или к худу, но все жители этой исламистской микрореспублики (1 миллион жителей) знают, что Рамзан день и ночь следит за своими согражданами. В стороне от ведущей к заснеженным вершинам Кавказа дороги виднеется каменная арка, увенчанная фотографиями отца и сына Кадыровых. Здесь начинаются его владения. Но, чтобы добраться до входа, нужно проехать еще два километра. Справа располагается президентский ипподром: у этого любителя конного спорта есть около десятка чистокровных скакунов, которых он иногда дарит на дни рождения своим министрам. Выше находится озеро с коттеджами, лодкой и сверкающим в ночи искусственным холмом. Два льва из золоченного мрамора и два гранитных обелиска обрамляют решетку из кованного железа. Дальше виднеются личная мечеть Кадырова и его дворец.

Слова "умеренность" в словаре президента Чечни, по-видимому, просто нет. 33-летний лидер любит власть и все ее атрибуты. У Кадырова в Центорое есть свой зоопарк и коллекция из пяти десятков автомобилей класса люкс, как например, Porche Cayenne, Mercedes 600 или BMW 530. В вестибюле висит стилизация картины классика русской живописи Василия Перова "Охотники на привале", изображающая его с ружьем в руках на лоне природы вместе с чеченским бизнесменом Русланом Байсаровым. В соседней комнате развешено и настоящее оружие: кинжалы, сабли, автоматы и пистолеты. Год спустя после окончания режима антитеррористической операции в Чечне Рамзан Кадыров с гордостью описывает экономические достижения своей республики. Его собственное материальное благополучие является, таким образом, лишь отражением этих успехов.       

По сравнению с Ингушетией и Дагестаном, где теракты происходят чуть ли не каждый день, Чечня, колыбель всего кавказского терроризма, выглядит практически не затронутой волной радикального исламизма несмотря на гибель четырех сотрудников сил безопасности в конце апреля этого года. Будучи протеже Владимира Путина (его имя носит одна из главных транспортных артерий Грозного), Рамзан принял бразды правления республикой в 2004 году после гибели отца Ахмада Кадырова - перешедшего на сторону Москвы командира сепаратистов.  Эта политическая родословная легла в основу его программы. "К 33 годам я потерял все. Своих школьных товарищей и отца. Однако я делаю все возможное, чтобы следовать его наставлениям: я хочу, чтобы чеченский народ радовался жизни, чтобы наши дети ходили в хорошие школы, тренировались в хороших спортзалах и могли учиться за границей", - заявляет Рамзан.

Гудермес, расположенная в 40 километрах на восток от Грозного бывшая вотчина Ахмада Кадырова, служит своего рода витриной новой власти. Две тысячи рабочих (преимущественно чеченцы) трудятся здесь день и ночь, чтобы воплотить в жизнь начатую год назад строительную программу: комплекс из 16-этажных жилых домов на 1200 квартир, аквапарк, фитнесс-клуб и стадион на 5000 зрителей. Строительство финансируется Российской Федерацией и таинственным Фондом Кадырова, в который местные элиты должны волей-неволей вносить ощутимые суммы. "Как говорит наш президент, нашу республику через четыре года будет просто не узнать", - говорит глава Гудермесского района Ваха Насуханов. "Рамзан Кадыров умеет все. Он инженер, строитель и военный. Его, наверное, ниспослал нам Бог".

"Сделка с дьяволом"


Такие верноподданнические речи стали традицией для местных жителей в разговорах с приезжающими в Грозный иностранцами. Услышать их можно и у мечети Ахмада Кадырова (копия стамбульской мечети Святой Софии) и Исламского университета, строительство которых также финансировал Фонд Кадырова. "Я уже раз двадцать давал указание убрать эти плакаты с моей фотографией, однако все-таки хорошо, что люди поддерживают своего президента", - улыбается Рамзан.

Москва закрывает глаза на причуды Рамзана в обмен на установленную им в Чечне стабильность и провозглашенную преданность Кремлю. Однако некоторые опасаются, что, согласившись на альянс с этим амбициозным, незрелым и не прошедшим советскую школу молодым человеком, Владимир Путин пошел на "сделку с дьяволом". Для укрепления своей власти Рамзан Кадыров приступил к методичному уничтожению своих оппонентов, чем привлек к себе внимание международных сил правопорядка. В своем недавнем докладе Австрийское бюро по безопасности и борьбе с терроризмом назвало его заказчиком убийства бывшего чеченского оппозиционера Умара Исраилова в январе 2009 года в Вене. По словам местного бизнесмена Исы Ямадаева, Кадыров также отдал приказ на уничтожение в Москве и Дубае двух своих бывших политических противников Руслана и Сулима Ямадаевых. Непосредственным организатором убийства в Дубае полиция считает близкого друга Кадырова Адама Делимханова. В вестибюле центоройского дворца можно увидеть фотографию, на которой Адам Делимханов (его разыскивает Интерпол) стоит вместе с президентом Чечни и его отцом. "[На Западе] меня обвиняют во всем. Когда умирает корова, это тоже моя вина. Но зачем мне нужно убивать и похищать людей, когда я должен наоборот служить им?" - Протестует Кадыров. Единственные враги, которых он собирается "уничтожить" - это "враги ислама". В данную категорию попадают скрывающиеся "в лесах" ваххабитские бандиты, в том числе его земляк Доку Умаров, взявший на себя ответственность за теракты в Москве.

Радикальной религии Кадыров противопоставляет традиционный чеченский ислам, суфистского направления. В пример он ставит Кунта-Хаджи, чеченского лидера XIXвека, который несмотря на свое толерантное отношение к России был арестован полицией царя Александра II и впоследствии умер в тюрьме. "По моему мнению, законы шариата стоят выше законов Российской Федерации ", - спокойно объясняет Рамзан. Однако повсюду здесь женщины закрывают лицо, по телевизору в прямом эфире показывают паломничество в Мекку, а алкоголь по большей части запрещен, что впрочем не мешает чеченским руководителем напиваться в стельку коньяком и водкой. Раньше из-за запретов крепкие напитки здесь пили из чайников. "Рамзан является одновременно глубоко религиозным человеком и чем-то вроде мусульманского плейбоя. Религия позволяет ему контролировать общество, прежде всего с помощью мечетей", - говорит Алексей Малашенко, автор посвященной Рамзану Кадырову книги. Распространение по всему чеченскому общества этого "национал-религиозного" синкретизма с
крывает густым туманов до сих пор не прекращающуюся в республике серию убийств и похищений.

"Предатель" Чечни

Во имя так называемой борьбы с терроризмом в мае 2009 года в Шали на перекрестке у собственного дома был убит Юсуп Асхадов. Его тело затем бросили во двор. "Потом они зашли к нам, принесли из машины оружие, спрятали его у нас в огороде и заставили соседей подписать свидетельские показания", - рассказывает отец убитого Денельвек. Несколько недель спустя пришла очередь его второго сына Абдул-Езита: ночью его увезли с собой "одетые в черное люди в масках". Больше его не видели. "Почему он? Он не входил ни в какую организацию и был почти слепым", спрашивает Денельвек, показывая комнату сына, где у кровати в рамках висят суры Корана. По мнению отца, Кадыров  - "ставленник Москвы" и "предатель" Чечни. "Нас убивают и похищают, но мы должны хранить молчание и жить в постоянном страхе – вот здешнее подобие закона", говорит сквозь слезы его жена Тамара. В правозащитной организации "Мемориал" видят прямую связь между этими бесчинствами и теми сложностями, что испытывает чеченский режим в поисках сотни скрывающихся в лесах "бандитов". "Кадыров нервозно реагирует на каждую направленную против военных акцию: его люди сжигают дома и создают тайные тюрьмы. Его цель – показать Кремлю, что его методы более эффективны", - считает глава кавказского отделения организации Олег Орлов. После резкого роста числа похищений в 2009 году, в 2010 году, по данным "Мемориала", таких случаев пока было всего лишь четыре. Однако правозащитные организации, которые, по мнению Кадырова, продались Западу, сталкиваются сегодня в Чечне со все большими трудностями. Как если бы за сверкающим фасадом чеченской власти возвышалась неприступная и глухая стена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.