Конечно, речь пойдет об иранских ядерных амбициях, о Греции, Испании, а также о падении курса евро.  Помимо всех этих актуальных тем главы государств и правительств Евросоюза и России намерены обсудить на встрече в верхах, которая открывается сегодня в российском промышленном городе Ростове, один ставший уже привычным вопрос. Он в числе первых на повестке дня - это коррупция. Евросоюз хочет, чтобы Россия существенным образом усилила борьбу со взяточничеством. А как вообще обстоит дело с коррупцией, ставшей уже почти нарицательной в России?

«В русском языке нет слова Integritaet (нем.:  целостность, прямота, честность, неподкупность, нравственная чистота – прим. перев.)», подчеркивает Елена Панфилова. По ее мнению, это весьма показательно. Глава российского отделения организации Transparency International, офис которой находится в старом доме в одном из престижных кварталов Москвы, критикует своих соотечественников так, как это сделал бы человек, стесняющийся своей собственной семьи. Уничтожить коррупцию в российском обществе, как считает Панфилова, так же сложно, «как совершить полет на Луну». По оценкам ее организации, ежегодный оборот взяток в России составляет от 200 до 300 миллиардов долларов. Это сопоставимо со значительной частью государственного бюджета страны, подчеркивает Панфилова.

Райнер Хартманн (Rainer Hartmann) придерживается иного мнения. «Всегда все одно и то же – если разговор заходит о России, то обсуждается только коррупция и бесхозяйственность»,  недовольно замечает он.  Это, по его мнению, устарелые шаблоны восприятия. «На Западе предпочитают не замечать, какой колоссальный прогресс сделан в России». Кабинет одного из главных менеджеров энергетического концерна Eon находится на 23 этаже высотного здания, построенного несколько лет назад, когда растущие цены на энергоносители обеспечивали постоянный приток все новых миллиардов в государственную казну, а также на счета крупных энергетических концернов. Компания Ruhrgas – полностью интегрированное дочернее предприятие Eon – пришла в Россию 36 лет назад  для того, чтобы обеспечить поставки природного газа в Германию. «Даже в период холодной войны газ поставлялся без каких бы то ни было проблем», подчеркивает Хартманн. По данным самого концерна, Eon является крупнейшим иностранным инвестором в России и даже владеет 3,5 процента акций полугосударственного газового монополиста Газпрома.

Кто из них прав? Скорее всего, оба они правы. Начальные годы правления Бориса Ельцина, когда  руководство КГБ, а также люди со связями прибрали к рукам всю собственность, уже давно прошли. Вместе с тем, коррупция стала составной частью повседневной жизни.  Представитель Евросоюза на переговорах  Уэбб (Webb) не считает, что при обсуждении этой темы наметился какой-то прогресс.  Создается впечатление, что Евросоюз выставляет на стол переговоров такое требование, которое заведомо не может быть выполнено, и делается это для того, чтобы нейтрализовать, используя этот тактический ход,  «главные требования» российской стороны.  Россия требует в первую очередь значительного облегчения визового режима для въезда в Евросоюз, отмечает Уэбб. Однако это будет выгодно только российской элите, если учитывать тот факт, что около 95 процентов россиян еще ни разу не выезжали за пределы своей страны. «Предложение об облегчении визового режима для въезда в Шенгенскую зону в настоящее время не находит поддержки большинства»,  сухо констатирует Уэбб.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.