Казань (Россия). Чехов был уже очень болен, когда решился в 1901 году на свадебное путешествие по Волге вместе с молодой женой Ольгой Книппер. Это путешествие длиной 3500 км  началось почти от истоков Волги на севере от Москвы и продолжалось до дельты реки в районе Астрахани на восточном побережье Каспийского моря. Оно стало испытанием и для Ольги, актрисы Художественного театра, для которой Чехов написал пьесу «Вишневый сад». Ей пришлось ухаживать за мужем, следить, чтобы он пил кумыс, типичное питье степных кочевников, который врачи рекомендовали больным туберкулезом. И сто лет назад путешественники, поднимающиеся или спускающиеся по Волге, не могли миновать Казань. Очень вероятно, что перед глазами писателя и врача этот город предстал в своей двуликости, еще более определенной и очевидной, чем в наши дни. С одной стороны, это русский город с Кремлем, звонницами и соборами, построенными Иваном Грозным в 1553 году после победы России над татарским ханством, с другой стороны, это мусульманский город, столица автономной республики Татарстан. После поражения мусульмане остались мирно жить в стенах этого города под сенью минаретов, и плачущий крик муэдзина по-прежнему будит их на рассвете...

И сегодня нет никакого конфликта между православными русскими и татарами-мусульманами, который бы серьезно нарушал совместное сосуществование двух народов. Луиза Игнатьева,ответственая за культурный раздел казанской ежедневной газеты, перелистывая ее страницы, свидетельствует: «Могу вас спокойно заверить, что отношения между двумя сообществами более, чем стабильны. Наши дети учат русский и татарский языки в начальной школе. Я сама по происхождению татарка, но в счастливом браке с русским. Очень многое зависит от семьи. Только самые ортодоксальные отказываются от диалога, но они немногочисленны.

Между молодыми случаются иногда эпизоды нетерпимости, особенно на границе между европейской и азиатской Россией. Я училась на факультете журналистики и начала писать статьи в газеты с 14 лет. Мы все, мальчики и девочки, мечтали поехать в Москву. Только одной из нас это удалось, и в 30 лет она стала знаменитой. Я — нет. Мои родители не разрешили мне уехать в Москву, считали, что там я пропаду. Сейчас я занимаюсь конкретными вещами, никого не интересуют этнико-идеологические разногласия, в конце концов, важно материальное благополучие».

Неутомимый путешественник Брюс Чатвин пишет в своей книге, что в русской истории термины татар и монгол являются синонимами, и, следовательно, не стоит удивляться, что татарские всадники, дошедшие в тринадцатом веке до границ с Европой, рассматривались как орды Антихриста и представляли собой серьезную угрозу для христианских общин на Волге. Не знаю, насколько христианство повлияло на нравы и восточную философию, но мусульманской угрозы в Казани не существует. Благодаря порту, это динамичный город, в котором торговля и культура процветают без конфликтов.

Вот что говорит госпожа Кадырова, авторитетная журналистка «Вечерней Казани»: «Конечно, не все гладко. Иногда случаются драки между молодежью, в которых проявляется ксенофобия и нетерпимость по отношению к новым иммигрантам  из Таджикистана, с Кавказа, из Средней Азии, которые ставят в затруднительное положение местную рабочую силу. Из 4 миллионов жителей  Татарстана, расположенного в 800 км на восток от Москвы, больше миллиона живет в столице республики со смешанным русско-татарским населением. Если иногда и случаются драки, это не конец света». Вы не должны удивляться, если в регионе величиной с Ирландию  иногда  возникают стремления к автономии от Москвы, особенно развитые среди студентов и групп молодых людей, но было бы слишком смело определять их как  движение за отделение и выход из России.

Айсалу Кадырова пытается внести ясность в затронутую тему и добавляет: «В Казани культура замкнута, считается самодостаточной, больна провинциализмом. Почти никто не интересуется тем, что происходит в Москве и в остальном мире. Но есть и позитивные явления. Италия всегда представлена в Большом театре, в его оперном репертуаре - «Тоска», «Риголетто», Севильский Цирюльник», «Чио-Чио-Сан», «Кармен».

В течение 28 лет в Казани проходит фестиваль, посвященный самому знаменитому ее земляку, оперному певцу Федору Шаляпину, современнику Карузо. Билетные киоски оперного и драматического театров осаждаются как русскими, так и татарами. Если сегодня вечером вы хотите посмотреть «Вишневый сад», займите очередь за билетами. Постараемся  Вам помочь».

Но отражение культурного прошлого и настоящего видны на улицах Казани. Перед зданием университета, где учился и из которого был изгнан Ленин, стоит его статуя с  курткой через плечо с выражением насмешливого вызова, но внутри на стендах и выставках нет и следов его обучения в университете. Зато есть свидетельства Евгении Гинзбург, умершей от голода и лишений в женском лагере на Колыме. (Евгения Гинзбург умерла не в лагере, а в 1977 году, написав «Крутой маршрут», примечание переводчика). Многие профессора были расстреляны. Я храню душераздирающее воспоминание о посещении в 1999 году женского кладбища в лагере Eljen на Колыме, женщины были погребены без имен и крестов.

Этот же университет имел честь обучать в своих стенах шестнадцатилетнего графа Льва Толстого, который оставался там в течение пяти с половиной лет. Он сам пишет в рассказе «Святая ночь» о том, как он потерял девственность в 17 лет в казанском доме терпимости. Но в конце угрызения совести возобладали над опьянением, и он заплакал как ребенок. К Казанскому университету имел отношение и Алексей Максимович Пешков, вошедший в историю литературы под именем Горький. Он не был принят в университет, потому что был слишком молод, необразован и беден, что привело его на  грань самоубийства.

Но сейчас распри между татарами и русскими отходят на второй план. На первый план выходит забота о загрязнении Волги, которое многие ученые считают необратимым. Этот процесс привел к загрязнению четырех городов на западном берегу, где я останавливался во время своего паломничества к центру экологического бедствия. Гидрографический бассейн Волги — самый обширный в Европе, он покрывает площадь в 1 360 000 квадратных километров. «Нет ничего удивительного, - утверждает казанская журналистка Луиза Игнатьева, - что Казань стала местом проведения Универсиады в 2003 году. Было предусмотрено строительство гигантского футбольного стадиона и 64 других сооружений инфраструктуры, чтобы обеспечить достойное проведение спортивных соревнований, предусмотренных календарем.

Очевидно, что все отходы строительного материала, использованного для строительства, окажутся в реке, увеличив ее загрязнение, которое и так уже превзошло все допустимые нормы. В процессе отравления Волги, немедленно и разрушительно сказавшемся на рыбных богатствах, определяющим было строительство гидроэлектростанций. Первая из них была построена в тридцатые годы в процессе индустриализации, задуманной Сталиным, чтобы укрепить военную мощь страны с целью противостоять наци-фашистам во второй мировой  войне. На сталелитейном заводе в Магнитогорске, на Урале, который должен был непрерывно выпускать танки, с 1931 по 1932 год погибло 250 тысяч человек,  в то время как на гигантском заводе в Норильске, в северной Сибири, жертвами принудительных работ стали 17  тысяч человек. «Добро пожаловать в ад», все еще написано над входом в эту жуткую камеру смерти.

В Саратове, в Казани, в Нижнем Новгороде и в Волгограде (бывшем Сталинграде) все, кто профессионально занимается гидроресурсами, признают, что испытывают чувство бессилия перед таким, неведомым прежде явлением, как недостаток питьевой воды, который больше ощущается в удаленных окраинах республики, чем в городах. «Мы столкнулись с очень уязвимой экосистемой, - объясняет молодой саратовский биолог. - Загрязнению способствует и добыча нефти в Каспийском море, в котором принимает участи также и Eni (итальянская нефтяная и газовая компания). И надо всей экосистемой нависла опасность катастрофы. На севере плотины и электростанции, производящие электороэнергию, приводят к наводнениям и затоплениям, что вынуждает местных жителей массово покидать обжитые места. Наш регион, знаменитый суперценными породами рыб, сейчас находится в большой опасности.

Так не было во времена существования СССР, так как государство держало ситуацию под контролем, хотя я, разумеется, не испытываю ностальгии по этому периоду». Можно прожить без хлеба, но без воды прожить нельзя. Ученые уже устали повторять эту очевидную истину. Проблема в том, что водные подземные ресурсы ограничены, и не существует другого источника, чтобы утолить жажду, как прибегнуть к неисчерпаемым, хотя и загрязненным водам Волги и Оки, ее основного притока. Наверно, сто лет назад великая река вызывала совсем другие мысли и чувства в уме и сердце Антона Чехова, который вместе со своей женой провел медовый месяц на борту парохода, проплыв 3500 км.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.