Как сообщает агентство новостей Синьхуа, Пекин арендует в Еврейской автономной области и в Хабаровском крае 426 000 гектаров российских земель. На них занимаются сельским хозяйством китайские фермеры. 42-процентное увеличение размеров подобного использования китайцами российской территории, вероятно, разозлит многих российских националистов.

В сегодняшней статье в издании «Свободная пресса» Андрей Полунин обращает внимание читателей на то, что Китай уже в течение определённого времени арендует земли в Сибири и на Дальнем Востоке.  «Ещё в конце 2009 года президент Дмитрий Медведев и президент Китая Ху Цзиньтао одобрили программу сотрудничества между приграничными районами двух стран с 2009 по 2018 год».

Чтобы дать оценку тому, что же китайские фермеры делают в России, Полунин взял интервью у Валерия Гуревича, заместителя главы администрации Еврейской автономной области, и у Александра Аладина, московского специалиста по Китаю. Он задал им вопрос, как они относятся к китайцам, который сейчас живут и работают на территории Российской Федерации.

Отношение Гуревича к этой программе исполнено оптимизма. Он сказал, что китайские фермеры работают в его области уже в течение почти двадцати лет, и в настоящее время арендуют около девяти процентов пахотной земли, где они выращивают сою, зерновые и рис, и планируют приступить к развитию  животноводства.

»Китайцы – говорит он, - принесли с собой свои технологии, но используют и наши тоже». Некоторые из них заняты на российских сельскохозяйственных предприятиях, другие работают на себя или на китайских фермах. «Нет никаких споров о передаче земли китайским соседям, всё идёт само собой».

Сейчас на территории еврейской автономной области работает «около 2500 китайцев», примерно столько же, сколько и в прошлом году, продолжает Гуревич. И почти все они работают  по контракту на срок от трёх до 10 лет, что побуждает их по-хозяйски обрабатывать землю, а не просто эксплуатировать её.

Часть продукции китайских фермеров отправляется в Китай, часть продается в пределах Еврейского автономного округа, ещё часть отправляют в соседние районы России, например, в Хабаровский край. Большинство китайских фермеров держатся обособленно, ассимиляции практически не наблюдается. «По крайней мере, за последнее время никто из них не получил российского гражданства».

Иной и более тревожный взгляд на эту программу изложил Аладин, который, учитывая дисбаланс населения на территории с китайской и с российской стороны границы, а также китайскую военную доктрину, представляет приход китайских фермеров как первый шаг к китайскому завоеванию российского Дальнего Востока.

Все факты, которые приводит Аладин – от данных демографической статистики и до военной доктрины и данных о китайском судостроении и сооружениях гражданской обороны, верны; однако, оценивая его интерпретацию этих фактов, Полунин пишет, что выводы Аладина о китайских планах «граничат с фантастикой».
Этот спор характерен для обсуждаемого вопроса. Большинство официальных лиц в Сибири и на Дальнем Востоке нисколько не возражают против присутствия китайцев. Учитывая активный отток этнического русского населения и демографический спад, они рады новой рабочей силе в лице китайцев и налаживанию мирной ситуации на границе, которой это способствует.

В то же время многие комментаторы в Москве и в других городах Европейской части России склонны выдвигать доводы того же типа, что и Аладин, на основании реальных китайских заявлений и действий делая апокалипсические выводы о захвате китайцами российских земель.

К сожалению, часто именно комментарии последнего рода, а не опыт тех, кто реально сталкивается с этой ситуацией, определяет позицию российских официальных лиц в центральном правительстве, и особенно сказывается на отношении российских националистических группировок по этому вопросу. Видимо, так будет продолжаться и впредь, что делает особенно полезными публикации относительно редких комментариев местных руководителей типа Гуревича.

Пол Гобл – специалист по этническим и религиозным проблемам Евразии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.