Они приехали, поели и уехали. Еще до начала в понедельник 25-го саммита Россия-ЕС появились зловещие сигналы по поводу того, что результаты его работы будут скромными. Повестка саммита была переполнена общемировыми проблемами, такими как финансовый и экономический кризисы, изменения климата и энергетическая безопасность. Но в трехстраничном заявлении по результатам его работы, опубликованном Кремлем в прошлые выходные, не было таких приоритетных вопросов, как партнерство России и ЕС в интересах модернизации и "дорожная карта", при помощи которой Евросоюз может отменить визовые требования для россиян.

Прошедшая в южнороссийском городе Ростове-на-Дону встреча стала первой между Дмитрием Медведевым и президентом Евросоюза Херманом Ван Ромпеем (Herman Van Rompuy), который возглавляет ЕС после вступления в силу в прошлом году Лиссабонского договора. На неформальном обеде, прошедшем в понедельник накануне двухдневного саммита, присутствовали отвечающая за внешнюю политику ЕС Кэтрин Эштон (Catherine Ashton), председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу (José Manuel Barroso) и другие лидеры Евросоюза. Но что примечательно, премьер-министра Владимира Путина на нем не было. "Премьер-министр не просто отсутствовал на встрече. С его ведома 31 мая была разогнана демонстрация. Это явный сигнал саммиту Россия-ЕС, - заявил политический аналитик из Московского центра Карнеги Николай Петров, - вместо демонстрации лидерам саммита готовности России прислушиваться к их претензиям по поводу защиты прав человека и прочих свобод, мы здесь имеем четкое заявление о том, что ЕС не может помешать России действовать у себя дома так, как она считает нужным".

Россия, отмечает Петров, показывает, что она не удовлетворена маленькими шагами и полумерами. "Это говорит о том, что вместо серьезных экономических и политических вопросов в повестке саммита есть лишь хорошо отрежиссированный политический диалог". Если на прошлые саммиты накладывали свой отпечаток споры по таким вопросам, как нарушение прав человека в России, августовская война 2008 года в Грузии и негодование Москвы из-за якобы имеющего место посягательства ЕС на бывшие советские владения, то в этом году саммит должен был пройти плавно и без проблем.

Если глобальный экономический спад научил чему-то Москву, так это тому, что монокультурная экономика дело весьма ненадежное и опасное. Поэтому Кремль не скрывает своего намерения добиться помощи от стран ЕС, на долю которых приходится около 80 процентов всех инвестиций в стране, для продвижения вперед российской программы модернизации. "Европейский Союз для нас самый близкий партнер по определению. Мы по своей сути европейская страна", - заявил в понедельник в интервью  газете "Коммерсант" помощник президента Аркадий Дворкович.

До саммита министры иностранных дел носились с идеей о предоставлении России "дорожной карты", которая должна привести к снятию ограничений на поездки для российских граждан. Но этот вопрос в повестку так и не включили. Во время своего председательства в ЕС Испания пообещала в январе начать переговоры об отмене визового режима, и Россия ухватилась за эту идею. На пресс-конференции после завершения саммита Медведев передал Ромпею проект договора о безвизовом режиме, чтобы "ускорить этот процесс". Медведев также сказал, что Россия всегда готова отменить визы для европейцев, а сомнения в рядах ЕС объяснил сопротивлением ряда стран Евросоюза, которые традиционно испытывают страх по отношению к России. Однако политологи отмечают, что ЕС вряд ли введет для России безвизовый режим, не предоставив прежде такие привилегии для более близких своих партнеров, таких как Украина, Молдавия и Грузия, которые включены в Европейскую политику добрососедства и инициативу "Восточное партнерство".

Во время переговоров в Ростове-на-Дону были заметены под ковер и другие вызывающие раздражение вопросы, в связи с чем саммит имел, по сути дела, лишь символическое значение. Во-первых,  встреча эта проходила на пике долгового кризиса в странах-членах Евросоюза, когда евро ослабевает, а член ЕС Греция глубоко увязла в кризисе. Россия, у которой около половины валютных резервов деноминировано в евро, со смущением следит за развитием событий в еврозоне. "В принципе, Россия после кризиса могла стать более сговорчивой и склонной к обсуждению вопроса о правах человека и политических свободах. Но тот факт, что государства-члены ЕС сталкиваются с экономическими кризисами, порожденными ими самими, затрудняет оказание давления на Россию по данным вопросам", - сказал Петров.

Во-вторых, есть давние энергетические проблемы, которые партнеры не стали поднимать, действуя в рамках приличия. Новые возможности Европы в освоении месторождений сланцевого газа сделали энергетические вопросы более актуальными для России, которая в настоящее время обеспечивает более 25 процентов газовых потребностей континента. Стороны также хранили "вежливое молчание" по вопросу двух конкурирующих между собой проектов – Nabucco и "Южный поток", которые поддерживают ЕС и Россия, соответственно. Евросоюз также пытается добиться успеха в урегулировании торговых споров с Россией по вопросу антиевропейских пошлин на экспорт древесины и оплаты за пролеты самолетов над территорией Сибири.

"Тупиковая ситуация в отношениях вызвана тем, что Россия продолжает проталкивать старые цели, - говорит политолог из Центра политических технологий Татьяна Становая, - российская политика в отношении Европы связана с ее энергетическими интересами, и все, что она предлагает своим европейским партнерам, основано на энергетической концепции". Но после финансового кризиса, повлиявшего как на цены на энергоресурсы, так и на инвестиции и бюджет страны, становится ясно, что у России нет больше возможностей привязывать все к своей энергетической концепции, отмечает Становая.

В скромном "специальном заявлении", принятом участниками саммита во вторник, говорится о необходимости стимулировать инновации, содействовать развитию экономики с пониженными углеродными выбросами и защищать интеллектуальную собственность. ЕС также настоял на включении туда ряда политических мер по обеспечению эффективного функционирования российской судебной системы, борьбы с коррупцией и развития диалога с гражданским обществом. Европа заявила, что будет помогать в деле экономической модернизации, но ожидает от России демократических изменений.

Однако, эксперты полагают, что у ЕС и России разные рабочие определения главных вопросов, стоящих в повестке. "Европейцы считают, что модернизация включает государственные и политические изменения, а Россия занимает более прагматичную позицию, видя в модернизации возможность  для использования западных технологий, профессиональных знаний и секретов производства в определенных областях в интересах достижения собственных целей", - говорит Петров.

Кроме того, Россия, похоже, больше нацелена на проведение двусторонних переговоров с отдельными членами ЕС, ведя политическую игру с Евросоюзом в целом. "Один из элементов такой игры – просьба о снятии визовых ограничений, хотя Россия прекрасно знает, что на данном этапе эта просьба невыполнима, - говорит Петров, - проблема в том, что если такой подход может сработать в двусторонних отношениях, то в отношениях с ЕС как с единым целым он вряд ли сработает".

Как считают эксперты, разумнее именно сейчас попытаться достичь взаимопонимания со странами ЕС, когда цены на газ снижаются. "В отношениях ЕС и России накопилась масса проблем, которые невозможно решить, если Россия не начнет прислушиваться к советам своих европейских партнеров и не изменит свои подходы, в центре которых энергетика, - заявляет Становая, - говорим ли мы о визовом режиме, о демократии или об изменениях в законодательстве, нет таких проблем, которые партнеры смогут решить очень быстро. Именно поэтому повестка саммита Россия-ЕС была такой скудной и незначительной".