В мерзкой истории с мародерами, которые украли кредитную карту Анджея Пшевозника (Andrzej Przewoźnik), обе стороны повели себя скверно.

Пресс-секретарь польского правительства, прежде чем рассказывать об этом, должен был узнать, о ком идет речь. В краже он обвинил омоновцев, а потом ему пришлось оправдываться, что он, наверное, ошибся, так как ему казалось, что на месте катастрофы президентского самолета могли быть только они. Он наступил на больную мозоль Москвы, так как ОМОН, современная лейб-гвардия, защищающая власть от выступлений оппозиции, является в России священной коровой.

Пресс-секретарь Агентства внутренней безопасности назвала виновными других – солдат внутренних войск. Ей тоже казалось, что там могли быть только они?

В России множество родов войск и силовых структур: на месте катастрофы находились еще солдаты регулярной армии, специалисты МЧС, возможно, люди из железнодорожных войск, работники частой охранной фирмы. И это еще наверняка не полный список.

Говоря об аресте "людей в форме" нужно было точно, а не вслепую, назвать виновных.

Ужасна была и реакция России. Только самые либеральные публицисты отметили, что пресс-секретарь польского правительства, хотя получилось у него это плохо, хотел только хорошего, что он, в сущности, хвалил россиян за верную реакцию, хорошую совместную работу с поляками, благодаря которой удалось быстро задержать подозреваемых в краже карты, которая принадлежала жертве катастрофы.

Официальная Москва все воскресенье и понедельник предпочитала играть с нами в какой-то чудовищный испорченный телефон. Смоленская милиция в воскресенье отрицала, что люди из ее ОМОНа ограбили погибших. Вчера свое доброе имя защищало командование внутренних войск. Можно было ожидать, что в следующие дни начнет высказываться командование железнодорожных войск, руководители охранной фирмы… Это бы могло продлиться пару недель, так как родов войск и силовых структур, у наших соседей, как я уже говорил, много.

Но ведь все это несерьезно.

Кража произошла, ее расследованием занимается военный следственный отдел смоленского гарнизона при Прокуратуре. Было известно, что подозреваются какие-то военные, а не гражданские зеваки, которые были на месте катастрофы. Из Смоленска, как мне вчера сообщила работница местного отдела, дело передали в Москву.

И именно Следственный комитет при Прокуратуре, а не очередные защищающие своих людей подразделения, должны был вчера официально заявить, кто задержан за ограбление жертвы катастрофы и как продвигается следствие.

Заявление по этому делу, бросающему тень на отношения между наши странами, мог и должен был сделать также МИД России.

Но и Комитет, и Министерство спрятали головы в песок. Вчера в середине дня мне сообщили в Комитете, что заявление по делу кражи карт будет вот-вот опубликовано, что они его как раз готовят. Когда оно не появилось, уже в самом конце рабочего дня я позвонил еще раз спросить о деле кражи денег с кредитных карт. Я услышал в ответ: "Каких карт?" И еще, что заявление, может быть когда-нибудь будет, но когда неизвестно.

И только поздним вечером, когда в Москве было уже 21.40, и на федеральных каналах закончились вечерние информационные передачи, агентство Интерфакс подало скромное сообщение, что в Смоленске, действительно задержали трех военнослужащих подразделения, подчиняющегося Минобороны, то есть – из армии. Сразу же после "источник в силовых структурах" признал в разговоре с агентством РИА Новости, что кража имела место, а арестованы четверо солдат, служащих в военно-воздушных силах.

И зачем России была нужна абсурдная игра с украденной картой? Почему они сразу не сказали правду, только так по-тихому, вечером и неофициально. Они не понимают, что такая позиция разрушает то хорошее, что произошло между нашими странами в последнее время?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.