Россия занимает шестое место в мире по объему экономики, но это также страна, где по сути не ступала нога иностранного инвестора, особенно инвесторов в сферу технологий. Может ли Россия стать местом очередного масштабного технологического бума?

Краткий ответ таков: это исключено. По крайней мере, в ближайшем будущем. К такому выводу я пришел, пробыв неделю в Москве. Я был членом первой за всю историю делегации американских инвесторов венчурного капитала, посетившей Россию.

Организаторы пригласили меня в качестве  единственного представителя американских СМИ. (Для информации: моя поездка была организована группой работающих в США российских специалистов-профессионалов под названием AmBar, и оплачена государственным инвестиционным фондом "Роснано". В ответ я пообещал написать честный отчет об увиденном.)

Россия прилагает мощные усилия для того, чтобы измениться. Она в ближайшую пару лет вложит миллиарды долларов в запланированный к строительству город высоких технологий Сколково, надеясь превратить его в копию Силиконовой долины. Благодаря другим инвестициям на 5 миллиардов долларов, она также планирует создать к 2015 году целую отрасль нанотехнологий в объеме 30 миллиардов долларов. Российские руководители во главе с президентом Дмитрием Медведевым убедили меня, что хотят освободить страну от коррупции, и что единственный способ для обеспечения устойчивого экономического развития это диверсификация. А это, в свою очередь, означает поддержку высокотехнологичных отраслей. Россия настойчиво пытается реформироваться и идти вперед. Мой краткий визит убедил меня, что ей это удастся. Со временем.

Но пока Россия это по-прежнему сплошная неразбериха. Она полностью зависит от своих нефтяных богатств, и поскольку цены на нефть снова поползли вверх, Россия может снова успокоиться и забыть о потребности в срочных изменениях. Пройти ей предстоит долгий путь, и свои планы она в значительной мере осуществляет в рамках государственной вертикали власти в советском стиле. Правительству необходимо радикально сократить свои размеры, чтобы вперед вышла частная инициатива. "Дело в людях, глупенький", - сказала мне филантроп и инвестор из США Эстер Дайсон (Esther Dyson), ставшая одним из первых успешных инвесторов в России.

Безусловно, шумиха это хорошо

Во время своего визита мы встречались с государственными руководителями, с инвесторами, депутатами парламента, руководителями бизнес-инкубаторов и начинающих компаний. Я везде ходил по пятам 20 инвесторов, включенных в состав делегации. Мы также встречались с рядом самых богатых магнатов страны, в том числе, с богатейшим "олигархом" Михаилом Прохоровым, который отказался дать мне видеоинтервью. Отдельно я также организовал встречу с представителями начинающих компаний в отеле "Риц", расположенном в двух шагах от Красной площади. На нее пришли примерно 45 предпринимателей. Эти люди экспериментируют в самых разных областях, но большинство  из них по-прежнему работает только на российском рынке. Однако здесь налицо большое количество инноваций. Вот лишь пара примеров. Одна из компаний, "Инносистемы" разработала приспособление, позволяющее совершать звонки через сети IP-телефонии без загрузки какого-либо программного обеспечения. Другая компания, QiwiPay, которую поддерживает московская фирма венчурного капитала DST, устанавливает киоски, позволяющие россиянам оплачивать штрафы за нарушение правил дорожного движения через автоматы. Таким образом,  им не надо ждать в очереди решения суда, а также подвергаться давлению милиции, вымогающей взятки. Я встречался и с другими людьми, занимающимися более фундаментальными вопросами. Среди них представители Light Engines, создавшей передовую технологию интегрированных источников света. Но это все же техника, а не программное обеспечение, в которое обычно вкладывает деньги Силиконовая долина.

Конечно, для меня было бы огромным удовольствием написать о том, что эта новая  Россия идет по пятам Индии, Китая и Израиля – то есть, стран, которые в последние годы получают крупные иностранные инвестиции. В России едва ли не больше всех в мире студентов в расчете на душу населения, и там дают высококачественное научное и математическое образование. И в условиях, когда страна отчаянно нуждается в модернизации, может возникнуть впечатление, что она поистине золотое дно для инвесторов. Нашу делегацию приветствовал президент Дмитрий Медведев, который четко объяснил, что передовые технологии нужны для диверсификации российской экономики и устранения чрезмерной зависимости от нефти, газа и металлов, на долю которых приходится 80 процентов российского экспорта. На эти отрасли большое влияние оказывает группа в составе 22 так называемых олигархов – многие из них осуществляют свое воздействие из-за кулис, пользуясь рычагами коррупции. Предпринимательство в области высоких технологий, если его развивать, приведет к позитивным изменениям – это несомненно. С этим все согласны.

Но инвестировать в Россию это "безумие"

Чем больше времени я проводил в России, тем более сложной и запутанной становилась вся эта история (и я не первый говорю такие вещи о России). Чем больше я узнавал – о коррупции, о противоправных действиях судов, об ужасно архаичной системе образования, о пробках на дорогах, о нехватке инвестиций в инфраструктуру, о прямо-таки гоббсовском пристрастии к жестоким лидерам (Томас Гоббс - английский философ-материалист, автор теории общественного договора, сторонник господствующей роли государства - прим. перев.), об отсутствии в стране по-настоящему независимых средств массовой информации и об убийствах журналистов, демонстрирующих собственную независимость – тем труднее мне было увидеть в России позитивные моменты для инвестиций в технологии по образу и подобию США на ближайшую перспективу.

Если вы думаете о том, чтобы вложить в России свои инвестиции, вам следует познакомиться с историей американского инвестора Билла Браудера (Bill Browder), чья фирма Hermitage Capital была ведущим иностранным инвестором в этой стране в 90-х и начале 2000-х годов. Под ее управлением находилось 4 миллиарда долларов. Hermitage зафиксировала факты коррупции в ряде компаний, в которые она инвестировала средства – прежде всего, в жестко контролируемой нефте- и газодобывающей отрасли. Затем она предала эти факты огласке через средства массовой информации, и некоторые олигархи обиделись на Браудера. Среди этих компаний были крупнейшие в мире нефтяные и газовые корпорации, в том числе, "Газпром". Начиная с 2006 года, налоговые органы при поддержке российского государства лишили Браудера права собственности на имущество, а самого его объявили "угрозой для национальной безопасности". Дело это не закончено. В конце прошлого года в заключении скончался юрист Браудера, работавший в России. Не исключено, что находясь в заключении, он подвергался пыткам. Браудер, живущий в изгнании в Лондоне, добился от российского президента Дмитрия Медведева обещания провести уголовное расследование по этому делу. Любые действия по вложению венчурных инвестиций в России это "полное безумие", заявил Браудер на прошлой неделе.

Его случай не исключение. Многие американские инвесторы, с которыми я беседовал, в том числе, Эстер Дайсон, также слышали истории о "грабеже" – то есть, о том, как у частного собственника отнимают его активы и передают государственному ведомству. Однако, большинство из тех людей, с кем я разговаривал, отмечают, что такая практика идет на спад.

Но Россия это загадка, окутанная мраком тайны…


В России почти все размыто и неопределенно. На каждый негативный факт есть позитивный, и это создает некое равновесие. Тенденции обнадеживают. По сравнению с периодом 10-летней давности преступность в стране значительно уменьшилась. Сейчас иностранные инвесторы могут спокойно ходить по улицам. Инвестор венчурного фонда Almaz Capital Partners Питер Лукьянофф (Peter Loukianoff) (это одна из первых российских венчурных фирм, занимающаяся информационными технологиями) уехал из страны в середине 90-х из-за волны заказных убийств, жертвами которых становились и иностранцы. Но теперь он вернулся и успешно занимается бизнесом. Да, коррупция по-прежнему свирепствует. Он знает, что в некоторых компаниях раздаются звонки из "пожарной части", и звучат требования об увеличении "налоговых сборов". По словам Луукьяноффа, одна известная ему компания – она занимается продажей копировальной техники – выплачивает в виде таких неофициальных сборов до 40 процентов прибыли. Если вы торгуете материальным товаром, то вы более уязвимы, соглашается с ним руководитель одного из первых в России инвестиционных фондов Дрю Гафф (Drew Guff), который только что объявил, что вкладывает 250 миллионов долларов в проект создания российского города высоких технологий. Но если вы занимаетесь электронной коммерцией, российским вымогателям труднее проследить движение ваших товаров.

Вот пример извращенной логики, услышанный мною в России – причем об этом говорил не один человек – "Что плохого, если добавится несколько процентов коррупционного налога, когда ваш базовый подоходный налог составляет всего 13 процентов?" Действительно, налоги в России относительно низкие, но это значит, что государство, и в том числе, сотрудники милиции и прочих государственных ведомств постоянно ведут охоту за деньгами, а затем распределяют их в своем кругу, оправдывая таким образом свое воровство.

Это парадокс, но в России есть еще одна аномалия, которая способна помочь подобным Hermitage компаниям добиться справедливости. Россия это одна из самых забюрократизированных в мире стран, и большинство сделок и судебных исков проходит и регистрируется в четырех разных министерствах. И примечательно то, что все подробности гонений на Hermitage сохранены и задокументированы в многочисленных заявлениях и исках адвоката Браудера, поданных им до своей смерти в тюрьме. Российским руководителям будет трудно избавиться от улик и свидетельств произошедшего.

А приватизация и реформы еще больше лишат воров и грабителей возможности заправлять всем и вся. Президент "ВТБ-Капитала" Юрий Соловьев (это еще одна фирма венчурного капитала в России, которую поддерживает российское правительство) рассказал нам, как он однажды вел борьбу с вымогателями из пожарной охраны, пытавшимися обложить данью его компанию по продаже автомашин. По его словам, благодаря продолжению процесса приватизации (в предстоящие два года будет приватизировано 2000 государственных предприятий) коррупцию удастся потеснить, потому что  жадным до взяток чиновникам негде будет прятаться. По его словам, реформа также привела к повышению качества корпоративного управления.

Есть и другие признаки устойчивых улучшений. Но проблема в том, что все приходится начинать буквально с нуля. Возьмем образование. Руководящие чиновники постоянно дают взятки учителям, чтобы их дети учились в самых лучших школах. Примерно 40 процентов студентов вузов говорят, что регулярно сталкиваются с коррупцией. Об этом свидетельствует исследование, проведенное ректором Российской экономической школы Сергеем Гуриевым, который также беседовал с нами. Это, заявил он, дискредитировало и подорвало моральные основы целого поколения преподавателей и студентов. Качество образования в самой сильной в России области – математике, постоянно снижается. Однако государство, опять же при поддержке нацеленного на реформы Медведева, проталкивает идею стандартизированных тестов. Оценки будут выставляться в регионах, что уменьшит возможности для дачи взяток.

Медведев, принц надежды?


Так кто же этот прогрессивный лидер президент Медведев? Никто не знает, насколько президент влиятелен, потому что он победил на выборах лишь после того, как Владимир Путин завершил свое пребывание на этом посту. Путин сосредоточил в своих руках огромную власть в России, и он остается на посту премьер-министра. Оба могут выставить свои кандидатуры на президентских выборах 2012 года. По мнению наблюдателей за Россией, именно тогда для этой пары наступит настоящая проверка. Медведев привлекает к себе более либеральную часть российского населения, в то время как похожий своими повадками на громилу Путин привлекателен для консерваторов. Бывший преподаватель права Медведев считается надежным союзником США. В июле он посетит Силиконовую долину, где больше узнает об этом инновационном регионе. Это поможет ему, поскольку  Медведев намерен обеспечить вложение двух с лишним миллиардов долларов инвестиций в наукоград Сколково, находящийся неподалеку от Москвы. Медведев также жаловался на нехватку венчурного капитала в России. Те 2 миллиарда долларов, которыми управляют 20 российских фирм венчурного капитала, это "почти ничего", жалуется президент. Он осознает, что стране нужны иностранные инвесторы венчурного капитала, причем не только из-за денег, но и для того, чтобы давать рекомендации.

Тем не менее,  кое-кто сомневается в стойкости и способности Медведева добиться перемен. Безусловно, сейчас почти нет никаких признаков того, что он намерен изменить существующую в России систему централизованной вертикали. Один из наглядных примеров сохраняющегося в России стремления все планировать это 5-миллиардные государственные вложения в нанотехнологии. Данный проект вызвал скепсис у американских инвесторов во время визита на прошлой неделе, особенно когда стало ясно, что российское определение слова "нано" до сих пор страдает большой неопределенностью. Сегодня ходит анекдот о том, что предприниматели вставляют в свои бизнес-планы слово "нано" и тут же получают финансирование.

Однако сколковский проект это весьма интригующий пример. Руководит им один из ведущих в России нефтяных олигархов Виктор Вексельберг, который входит в разряд миллиардеров. Проект предусматривает строительство "инновационного города" с нуля. Там будет жить примерно 20000 человек. Город будет оснащен системой безопасности по всему периметру, там будут дома, школы, центры здоровья и развлечений, созданные на базе "чистых" технологий. Вексельберг ответил на вопросы членов американской делегации. Некоторые из них высказывались весьма скептически. Ему было сказано, что "все дело в людях". Инновации должны появляться сами, а задача государства – не путаться под ногами. Эту мысль приехавшие вместе со мной американские инвесторы повторяли снова и снова. По словам Вексельберга, он ведет переговоры с компаниями Cisco и Nokia о их намерениях и обязательствах, а также с MIT, Siemens, Microsoft и Google, стремясь понять, согласятся ли они перенести свою научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую деятельность в Сколково. Там также планируется создать мощный институт послевузовского образования и инкубатор для начинающих компаний.

Патриархальные привычки России, где обо всем заботится государство, удивительно прочно укоренились в стране. "Русским нужен царь, - сказал член правления российской государственной инвестиционной компании  "Роснано" Леонид Гозман, объясняя особенности российского мировоззрения, - они нашли такого царя в Путине, и они любят его". Россия остается мягкой диктатурой. По этому поводу часто звучат такие объяснения: огромные размеры России, а также ее сползание в нестабильность всякий раз, когда центральная власть ослабевает, заставляет многих россиян мечтать о сильном руководителе. В ходе массового опроса, проведенного в 2005 году, большинство  россиян назвало Сталина "величайшим лидером" в российской истории.

И тем не менее, большая часть россиян из числа тех, с кем я разговаривал, сказала мне, что Путин им на самом деле не нравится. Один таксист, отвечая на вопрос о том, поддерживает он Путина или нет, заявил, что боится высказывать свое мнение, очевидно, опасаясь репрессий. Россияне уважают власть, но также боятся ее. Ситуацию усугубляет коррумпированная милиция. Сотрудник милиции в России в среднем получает менее 400 долларов в месяц, и это заставляет милиционеров брать дело в собственные руки. Как сказал мне владелец одной небольшой компании, больше всего он боится того, что продажные милиционеры отведут его в сторону, подбросят ему в машину наркотики, а затем потребуют взятку примерно в 2000 долларов. Такие вещи происходят регулярно. Однако и в этом плане грядут перемены. Государство во главе с Медведевым пообещало к концу года в три раза увеличить зарплату милиционерам, подняв ее до 1195 долларов.

Каков же итог?


И в экономическом, и в политическом плане стране предстоит пройти еще долгий путь.

По поводу экономики руководитель одного из первых в России  американских инвестиционных фондов Delta Private Equity Partners Патриция Клоэрти (Patricia Cloherty) говорит следующее. Есть масса возможностей для модернизации российской экономики, но все это традиционные отрасли, а не инновационные начинающие компании из сферы высоких технологий. Ее фирма с 1994 года вложила 500 миллионов долларов в 55 компаний, и признаки роста есть везде. Только в первом квартале 2010 года россияне купили 7 миллионов мобильных телефонов. Это огромный рост по сравнению с  1995 годом, когда их на всю страну было всего 93000. В России построены сотни торговых центров, в то время как в 1995 году их было всего два. Однако она предостерегает по поводу инвестирования в инновации, говоря о том, что этого следует "избегать". Такие проекты могут натолкнуться на неожиданные препятствия, скажем, на слабые законы о защите интеллектуальной собственности. Рисков масса, и поэтому многие американские инвесторы в технологическую сферу продолжают рыскать по российским университетам в поисках технологий на экспорт для их промышленного внедрения в США.

В отношении политики, все единодушно сходятся в том, что Медведев и Путин будут двигаться вперед … медленно. Существует общая уверенность, что Россия идет в правильном направлении, однако все говорят, что на этой уйдут годы. Я как-то обедал с Юрием Мильнером из DST. Это крупнейшая в России инвесткомпания, вкладывающая средства в начинающие американские фирмы. Когда я спросил его о планах инвестирования в России и о решимости Медведева проталкивать реформы, последовала долгая пауза. На мой взгляд, пройдет как минимум пять лет, прежде чем ситуация улучшится в достаточной мере, чтобы американские венчурные фонды всерьез начали думать о России. Но этого не будет, пока государство не отойдет в сторону. Однако, если послушать Медведева, никакой острой потребности в этом нет. По его словам, он хочет, чтобы иностранцы поняли суть централизованного подхода. "Так у нас устроено общество ещё с патриархальных времен. Это не очень хорошо, но пока это так", - сказал президент группе бизнесменов.

Для информации: Поездку профинансировала компания "Роснано", а организовала Американская ассоциация русскоязычных профессионалов (AmBar). Я поехал в Россию в двух качествах: как автор статей для VentureBeat, и как один из руководителей конференции для начинающих высокотехнологичных компаний DEMO. Я пытаюсь найти самые динамичные в мире компании, чтобы они были представлены на этой конференции в Силиконовой долине, которая состоится осенью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.