Пока еще слишком рано называть это вечным миром и согласием, ведь в прошлом было так много разочарований. Но в своих взаимоотношениях Америка и Россия переживают весьма интересный период потепления.

Чтобы поверить в это, не надо полагаться на слова кого-то из Вашингтона. Российский президент Дмитрий Медведев это, пожалуй, источник получше.

Выступая на прошлой неделе с мало кем замеченной речью перед российскими послами, Медведев сказал, что его недавний визит в США продемонстрировал новые возможности для создания "позитивной повестки дня в отношениях с Соединёнными Штатами Америки", а также "будущий потенциал нашего взаимодействия".

Он говорил о "смене парадигмы международных связей" в отношениях России с Соединенными Штатами, что поможет двум странам в достижении общих целей. Он также открыто заявил о том, что Россия нуждается в "модернизационных альянсах" с Западной Европой и США – таких, которые помогут усовершенствовать российскую экономику.

Что еще более важно на настоящий момент, Медведев резко раскритиковал Иран за его движение к созданию ядерного оружия. Он четко дал понять, что Кремль неодобрительно смотрит на такое движение, и сказал, что данная проблема носит "системный характер", демонстрируя провал международных усилий по воспрепятствованию распространению ядерного оружия.

Он заявил, что взаимоотношения России с другими странами улучшаются, несмотря на то, что всего два года назад в результате военного вторжения Москвы в Грузию они вошли в неуправляемый штопор.

Насколько серьезно можно воспринимать все эти теплые и пушистые слова? Совершенно очевидно, что напряженность из-за Грузии сохраняется, что существуют и другие трения. На самом деле, важно то, что Медведев не стал сглаживать картину. Он признался, что мало верит в экономические санкции против Ирана; он согласился с тем, что сохраняются разногласия с США в вопросе ПРО. "Он не стал отметать прежние разногласия", - говорит один высокопоставленный американский представитель, отмечая, что это признак зрелости взаимоотношений.

Более того, последние два десятилетия свидетельствуют о том, что к прогрессу на российском фронте следует относиться скептически. Последний руководитель Советского Союза Михаил Горбачев показал, что способен изменить историю, но управлять этим процессом он оказался не в состоянии. Бывший российский президент Борис Ельцин казался истинным демократом в душе – но дух его был силен, а плоть слаба. Экс-президент США Джордж Буш посмотрел в глаза бывшему российскому президенту Владимиру Путину и увидел там надежного партнера. Но этот партнер оказался в равной мере и демократом, и диктатором.

И Путин никуда не ушел, он занимает ныне пост премьер-министра, деятельно подавляя (возможно, не без помощи Медведева) политическую оппозицию, подбадривая авторов жестоких мер против мусульманских активистов в Чечне, и расширяя полномочия российских спецслужб. У американских руководителей нет единого мнения в вопросе о том, разделяет ли Путин взгляды Медведева на отношения России с Западом. Сейчас это просто невозможно знать наверняка.

Несмотря на все изъяны, описанные Медведевым отношения масштабного сотрудничества все равно важны в краткосрочной перспективе для внешней политики президента Барака Обамы, который в качестве личной задачи для себя выдвинул налаживание конструктивных отношений с российским коллегой. Без определенного совпадения мнений с Россией и Китаем решать проблемы, связанные с ядерными программами Ирана и Северной Кореи, будет неизмеримо труднее, и шансов на успех будет даже меньше, чем сейчас.

Самая важная часть речи Медведева - это его общие доводы в пользу такого нового подхода. Он дает характеристику внешней политики, которая должна служить главной внутренней цели России – модернизации ее экономики. "Мы верим в то, что наши российские предприниматели, учёные, инженеры при поддержке государства, в сотрудничестве с иностранными партнёрами сделают нашу экономику одним из локомотивов глобального развития".

Следовательно, совсем не случайно было то, что во время визита Медведева в США в прошлом месяце он посетил не только Вашингтон, но и Кремниевую долину.

Медведев со своими представлениями об улучшении отношений с США только что прошел одно важное испытание, когда две страны быстро и искусно ликвидировали шпионский скандал. Но впереди их ждут новые испытания.

Будет ли Россия соблюдать режим санкций против Тегерана и действовать в духе этих санкций? Или она начнет ослаблять их, поставляя в Иран топливо и военную технику? Россия потребовала создать ряд лазеек в резолюции ООН по санкциям, чтобы она могла и впредь осуществлять определенные военные поставки. А в своем недавнем интервью Wall Street Journal Медведев пожаловался на то, что Соединенные Штаты переходят границы резолюции о санкциях.

Что касается США – ратифицирует ли Сенат в этом году соглашение о сокращении стратегических вооружений, заключенное Обамой и Медведевым? Дебаты по вопросу ратификации начнутся в ближайшее время. Если договор не будет ратифицирован, российский президент вряд ли повторит ту речь, которую он произнес на прошлой неделе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.