На Россию одновременно обрушились три взаимосвязанных напасти. Самые высокие температуры, зафиксированные за все 130 лет метеонаблюдений, самая масштабная за последние 30 с лишним лет засуха, а также массивные природные пожары, которыми объяты семь областей, в том числе и Московская.

Все эти беды угрожают урожаю пшеницы в России, которая является одним из крупнейших мировых экспортеров зерна. Впрочем, России и прежде доводилось испытывать воздействие засухи на урожай пшеницы — важнейшего товара для внешней политики Москвы и соблюдения порядка внутри страны. Несмотря на высокие температуры, засуху и пожары, имеющийся объем зерна удовлетворит внутренние потребности страны. Россия также воспользуется сложившейся ситуацией для того, чтобы объединить своих соседей в зерновой картель.

Из истории засухи и пожаров

Затопление торфяников, судя по всему, позволяет взять пожары под контроль. Из-за дыма этих пожаров, Москва целую неделю была практически отрезана от мира. Но большее беспокойство вызывают последствия пожаров — а также продолжающейся жары и засухи, из-за которых в 27 регионах было введено чрезвычайное положение — для, как правило, большого урожая зерна и его экспорта.

Россия является одним из крупнейших мировых производителей и экспортеров зерна, обычно производя каждый год порядка 100 миллионов тонн, или 10 процентов мирового объема, пшеницы. 20 процентов собранного зерна она экспортирует на рынки Европы, Ближнего Востока и Северной Африки.

Из-за засухи (и пожаров) объем производства зерна в России от года к году колеблется от 75 до 100 миллионов тонн. Уровень засухи и пожаров в этом году заставил российских чиновников пересмотреть прогнозируемый объем производства зерна в 2010 году, снизив его до 65 миллионов тонн. Тем не менее, в зерновых запасах России имеется 24 миллионов тонн пшена, а это значит, что его хватит для удовлетворения внутренних потребностей (а это порядка 75 миллионов тонн), даже в случае, если засуха усилится.

В годы засухи и пожара Москва сталкивалась с громадной проблемой — транспортировкой зерна по необъятной территории страны. Зерновой пояс России находится в южно-европейской части страны, простираясь от Черного моря через Северный Кавказ до западных границ Казахстана, и увенчиваясь на севере Московской областью. Это самая плодородная область России, которую питает Волга.

Хотя засуха и пожары уже обрушивались на Россию в течение последних трех лет, главного зернопроизводящего региона они не затрагивали — тогда пострадал только Уральский регион, обеспечивающий зерном Сибирь. Эти пожары стали серьезным испытанием российской транзитной инфраструктуры, которая является одной из главных проблем страны. В России, по сути, отсутствует транспортная сеть, объединяющая ее европейскую часть с Дальним Востоком, за исключением одной лишь Транссибирской железной дороги. И, хотя транспортная инфраструктура в зерновом поясе является наиболее развитой в стране, она разработана для того, чтобы послать зерно к Черному морю или в Европу, но никак не в Сибирь. Кремль начал принимать меры по предупреждению нарушения поставок зерна в Сибирь во время засухи и пожаров 2007-2009 годов. За этот период Москва установила массивные зернохранилища на Урале и в производственных регионах Казахстана, расположенных вдоль российской границы.

Нынешние пожары и засуха российскую транспортную сеть практически не затрагивают. Зато еще как затрагивают зернопроизводящие регионы в европейской части России, которые поставляют огромную часть экспортируемого государством зерна. Через эти регионы пролегает тянущаяся на запад распределительная сеть, главным центром которой является расположенный на Черном море порт Новороссийск, через который проходит более 50 процентов российского экспорта.

Россия уделяла много сил тому, чтобы оставаться главным экспортером зерна. В течение предыдущих трех лет ежегодная прибыль от его продажи составляла более 4 миллиардов долларов. В этом году 5 августа Кремль объявил, что наложит временный запрет на экспорт зерна с 15 августа до 31 декабря. К этому шагу его подтолкнули две причины. Первая — желание предотвратить взлет внутренних цен на зерно, который может произойти из-за дефицита, которого все так боятся. Российский рынок зерна удивительно изменчив. Цены на него уже успели вырасти почти на 10 процентов. (Если говорить об остальном мире, то фьючерсы пшеницы на Чикагской товарной бирже за прошлый месяц выросли почти на 20 процентов, что является самым значительным скачком с начала 1970-ых).

Вторая причина заключается в том, что Кремль хочет перестраховать себя от сбоев в поставках и производстве зерна на случай, если урожай озимой пшеницы тоже окажется невысоким. Озимые, посев которых начинается в конце августа, как правило, полностью восполняют российские запасы зерна. Дальнейшая неурочная жара, засуха или пожары могут нанести вред урожаю озимых. В таком случае, Кремль захочет сократить экспорт, чтобы российские зернохранилища уж точно оставались полными.

Российский консерватизм в вопросах обеспечения поставок и стабильности цен объясняется тем, что достаточные запасы зерна долгое время являлись в этой стране синонимом социальной стабильности. Нехватка продовольствия, в отличие от других товаров, с шокирующей скоростью вызывает социальную и политическую нестабильность в любой стране. Как и некоторые другие страны, Россия полагается на зерно больше, чем любые другие пищевые продукты, как, например мясо, молоко и овощи. Они слишком быстро портятся, чтобы на них можно было положиться.

Фиксация России на неустойчивости продовольственной конъюнктуры также имеет свою долгую историю. Ленин называл зерно, российской «валютой из валют» и захват зерновых резервов стал одним из первых шагов Красной армии во время революции. Следуя этой традиции, Кремль будет заботиться об обеспечении внутренних нужд, прежде чем экспортировать его в обмен на валюту. И это полностью соответствует всей российской экономической стратегии, согласно которой они использует свои ресурсы в качестве инструмента внутренней и внешней политики.

Экспорт и внешняя политика

Россия — крупный производитель и экспортер множества других товаров помимо зерна. Она является крупнейшим мировым производителем природного газа, а также одним из крупнейших производителей нефти и древесины. Функционирование российского правительства и внутренняя экономика страны тесно связаны с производством и экспортом этих товаров, поэтому контроль Кремля — прямой или косвенный — над всеми этими секторами крайне важен для национальной безопасности.

Внутри страны русские имеют в доступе все предметы первой необходимости. Практически полный контроль над экономикой и ресурсами дает правительству рычаги управления страной на каждом уровне — социальном, политическом, экономическом и финансовом. Таким образом, речь идет не только о том, чтобы просто накормить людей. Зерновой кризис стал бы ударом для внутренней экономической безопасности России в целом.

Использование России своих ресурсов в качестве инструментов политического влияния — также важнейшая часть внешней политики Кремля. Находящиеся в его распоряжении природные богатства и являющаяся следствием относительная самостоятельность позволяют ему эффективно проецировать свою власть в страны, расположенные вокруг. И главным инструментом в этой тактической игре всегда была энергия. Москва никогда не стеснялась публично использовать энергоресурсы в качестве политического оружия — то поднимая цены, то сокращая поставки. Она не прочь использовать и неэнергетическую торговую политику влияния. Таким образом, экспорт зерна с легкостью ложится в российский набор инструментов экономического давления.

Россия использует текущий зерновой кризис в качестве инструмента внешней политики, даже если отбросить ее собственные экспорт, цены и запасы. Она попросила, чтобы наряду с ней экспорт зерна временно приостановили бы и Казахстан с Белоруссией. Белоруссия экспортирует не так уж много зерна, которое практически в полном объеме идет в Россию. Но вот Казахстан входит в пятерку крупнейших мировых экспортеров, обычно производя 21 миллион тонн пшеницы в год и экспортируя более 50 процентов этого объема. Та самая засуха, которая ударила по России, не обошла стороной и Казахстан. По новым прогнозам производство сократится на треть (7 миллионов тонн).

Казахстан традиционно экспортирует зерно в южную Сибирь, Турцию, Иран и в соседние государства Средней Азии — Киргизию, Таджикистан, Узбекистан и Туркмению. В этом году Казахстан  планировал впервые продавать зерно в Азию. Он заключил контракты на экспорт 3 миллионов тонн зерна на восток, из которых 2 миллиона тонн предназначались для Южной Кореи, а остальное должно было быть разделено между Китаем и Японией. Засуха вынудила Казахстан заново оценить реальную возможность выполнения этих контрактов, а также некоторых контрактов на экспорт в близлежащие регионы.

То, что Россия решала попросить, чтобы Белоруссия и Казахстан прекратили отгрузки зерна, вряд ли связано с опасениями России о своих запасах — это скорее выглядит как решение политическое. Эти три страны в январе сформировали Таможенный союз, что вызвало немалый политический и экономический беспорядок. Казахстан стремился выполнить желание президента даже после его ухода хранить преданность России, тогда как Белоруссия присоединилась с большой неохотой — Россия и без того контролирует более половины ее экономики.

Для Москвы, однако, этот союз был главным этапом в процессе ее геополитического возрождения. Российское-казахско-белорусский таможенный союз изначально задумывался не как аналог западной зоны свободной торговли, цель которой заключается в поддержке двухсторонних торговых отношений и снижении торговых барьеров, а как российский план по расширению экономического влияния Москва на Белоруссию и Казахстан. На данный момент Таможенное союз уже успел подорвать промышленный потенциал Казахстана и Белоруссии, все глубже засасывая оба государства в пучину российской экономики.

Как только Таможенный союз начал функционировать, Россия быстро превратила этот клуб в политический инструмент, потребовав, чтобы ее товарищи подписались на участие в политически мотивированных экономических манипуляциях, направленные на другие государства. В конце июля Россия попросила, чтобы и Казахстан и Белоруссия присоединились к запрету на поставки вина и минеральной воды из Молдавии и Грузии, который стал следствием продолжающихся дрязг России с каждой из этих прозападных стран. И вот, в свете дефицита зерна, Россия ввела новый уровень требований. На момент написания этого материала, ни Астана, ни Минск не приняли требования Москвы, но и не отклонили их. Тем временем, до начала сезона экспорта зерна остается лишь месяц.

Учитывая текущий уровень производства и запасов, Россия отнюдь не нуждается в том, чтобы Белоруссия или Казахстан перекрывали экспорт. Тем не менее, она стремится использовать засуху и пожары, чтобы создать вместе со своими новыми партнерами по Таможенному союзу региональный зерновой картель.

И здесь встает вопрос о другом тяжеловесе зернового рынка из числа бывших советских республик — об Украине. Украина, которая в Таможенный союз не входит, является третьим по величине мировым экспортером пшеницы. В 2009 году из произведенных ею 46 миллионов тонн страна отправила на экспорт 21 миллион тонн. Также пораженная засухой, Украина снизила прогнозы урожая и экспорта в 2010 году на 20 процентов, таким образом, предполагаемый объем экспорта упал до 16 миллионов тонн. Некоторые опасаются, что Украина будет вынуждена сократить экспортные прогнозы еще больше. Москва практически наверняка захочет взять действия соседки, являющейся крупным экспортером зерна, под свой контроль — будь то вопросы поставок или цен. Несмотря на недавние действия России по отношению к Белоруссии и Казахстана, Украина пока не объявляла ни о каких запретах на экспорт зерна.

Но если Россия собирается оказывать политическое давление на регион посредством зерна, без Украины ей не обойтись. Обретя контроль над экспортом пшеницы изо всех перечисленных государств, Москва будет управлять 15 процентами мирового производства и 16 процентами мирового экспорта. Из нынешнего отношения Киева к политическим и военным вопросам, а также к региональным размолвкам, явственно следует, что не так давно он сменил свою политическую ориентацию в пользу Москвы. Но этот новый кризис наносит удар по главной составляющей национальной экономики Украины. Сможет ли Киев подчинить национальную волю и продолжить дальнейшее сближение с Москвой, покажет время.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.