В конце июня российский президент Дмитрий Медведев приехал в Соединенные Штаты, чтобы представить свой любимый проект – инновационный центр в Сколково, уже прозванный «российской Кремниевой долиной». Речь идет об образцовом пригороде Москвы, в котором, как ожидается, будут царить почти утопические гармония и взаимное доверие между местными жителями и милицией с чиновниками.

В Калифорнии Медведев встречался с руководителями Cisco Systems, Apple, и Twitter, рассчитывая привлечь инвестиции и интеллектуальные ресурсы. Он даже получил от Стива Джобса подарок—первый, по официальной версии, в России iPhone 4.

Потенциальные инвесторы вроде бы с энтузиазмом восприняли открывающиеся в России возможности. Несколько международных гигантов хай-тека, в том числе Google, Cisco, Siemens и Nokia уже согласились вложить средства в российскую модернизацию и даже создать в Сколково свои исследовательские центры, причем Cisco, как сообщается, намерена инвестировать 1 миллиард долларов.

На первый взгляд, возможности, действительно, открываются интересные. Россия представляет собой крупный рынок сравнительно дешевой и квалифицированной рабочей силы, и при этом, если верить Кремлю, последняя глобальная рецессия не слишком сильно по ней ударила. При взгляде на тысячи выходцев из России, работающих в Кремниевой долине, у предпринимателей есть все основания многого ждать от компьютерных талантов россиян. Основной российский инвестор – прокремлевский олигарх Виктор Вексельберг – обещает, что Сколково будет «запускать по «Гуглу» в год». Уже заявлено, что Сколково собирается разрабатывать российскую национальную операционную систему взамен Windows и национальный поисковик на замену Google. Разумеется, этот «патриотический Google» будет работать под контролем правительства.

Однако не стоит думать, что в Кремле сидят прекраснодушные прожектеры. Там не хуже нашего знают, что рынок подобных продуктов давно поделили между собой западные гиганты, которые не собираются пускать на него соперников. С чем же тогда связаны попытки привлечь в Сколково высокотехнологические компании Запада?

Дело в том, что на языке московских властей «современные технологии» означает только одну вещь: военную технику для продажи за рубеж. Неслучайно Медведев накануне своего визита направил в Калифорнию российский крейсер. После швартовки в Сан-Франциско капитан заявил, что это – знак дружбы. Смысл намека очевиден: западному бизнесу с его знаниями и технологиями предлагается помочь Москве разрабатывать военную технику. Западным предпринимателям не следует забывать, что их главным партнером по Сколково будет корпорация «Российские технологии», в структуру которой входят более 150 компаний, производящих различную оборонную продукцию, а также официальный государственный экспортер вооружений «Рособоронэкспорт». Эта корпорация была создана несколько лет назад исключительно ради того, чтобы продвигать российские вооружения на международные рынки. Сейчас Cisco и Siemens подписывают с ней меморандумы о взаимопонимании.

Хотя Россия считается одним из крупнейших оружейных экспортеров в мире, ее компании не могут конкурировать с западными производителями оборонной электроники, коммуникационных систем, «умных бомб», высокоточного оружия или авиационных двигателей. В настоящий момент Россия занята покупками. Она закупает французские вертолетоносцы, германские бронетранспортеры, израильские беспилотники.

Однако здесь возникают определенные проблемы. Концерн Israel Aerospace Industries (IAI) ранее согласился продать России за 50 миллионов долларов12 БПЛА, включая тактические беспилотники малого радиуса действия I-View Mk 150 и многофункциональные Searcher II. Поставки должны начаться в сентябре. Также были запланированы переговоры о создании совместного предприятия с «Ростехнологиями». Этот проект оценивается в 300 миллионов долларов и подразумевает производство средневысотных БПЛА Heron MALE и высотных Heron TP vehicles - беспилотников большого радиуса действия способных нести ракеты класса «воздух-земля». Тем не менее, сейчас израильтяне опасаются, что технологии производства БПЛА попадут в руки Ирана или Сирии – постоянных клиентов российской оборонной отрасли.

Французы оказались гибче. В ходе мартовского визита Медведева в Париж президент Саркози согласился продать русским вертолетоносец класса «Мистраль». Сейчас вовсю идут переговоры между французскими фирмами и «Рособоронэкспортом». Стороны уже договорились о сумме контракта, которая составит примерно 1 миллиард долларов, и о дополнительных условиях сделки. Российские генералы, тем временем, объясняют местным СМИ, что этот корабль нужен им везде - вблизи Курильских островов на Тихом океане, на Черном море и на Балтийском море, недалеко от берегов входящих в НАТО Литвы, Латвии и Эстонии.

Разумеется, направить один корабль сразу на три моря невозможно. Столь же очевидно, что могучие флоты Эстонии и Грузии России не угрожают. Как и в случае с Израилем, Кремлю нужен не сам корабль, а технология. Французы уже согласились ее передать и разрешить русским произвести еще три корабля в России. Вполне вероятно, что в итоге французскую технологию скопируют и перепродадут.

Насытив китайский и индийский рынок техникой, изготовленной по советским технологиям, Россия теперь может только наблюдать за тем, как американцы вытесняют из Индии ее экспортеров и ожидать, что то же самое повториться, когда Европейский Союз снимет эмбарго на поставки оружия в Китай. Она постоянно ищет новые рынки, и будет готова торговать сделанной по западным технологиям техникой, дешевле, чем исходные разработчики.

Между тем, клиентская база России известна. Один из главных покупателей – президент Венесуэлы Уго Чавес, потративший уже не один миллиард долларов на всевозможную российскую военную продукцию - от автоматов АК-47 до истребителей Су-30.

Еще один важный покупатель российского оружия - Иран. Планировавшаяся поставка Тегерану многоканальных зенитно-ракетных систем С-300 в свое время заставила встревожиться США и Израиль. После того, как был принят очередной пакет санкций ООН против Ирана, реакция Москвы была противоречивой. Высокопоставленные российские чиновники утверждают, что сделка с Тегераном была отменена, хотя санкции к ней и не относятся. Осуществится ли она в итоге, до сих пор неясно.

Россия явно не намеревается ограничивать оружейный экспорт в страны-изгои. Если проект «Сколково» будет воплощаться в жизнь, как запланировано, он может превратиться в удобный маршрут, по которому западные военные технологии будут уходить злейшим врагам Запада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.