Брест-Литовский мирный договор, подписанный большевиками и Германией в марте 1918 года на Восточном фронте, навлек на большевицкий режим чудовищную ненависть. К тому же распространенные среди немецких генералов монархические сантименты заставляли большевиков опасаться попыток Германии восстановить российскую монархию.

Революционный хаос, в котором увязла страна, также выглядел не слишком обнадеживающе. Поэтому они решили перевезти сосланную министром-председателем Временного правительства Александром Керенским в Тобольск семью бывшего царя Николая II вместе с ее обслуживающим персоналом в крупный город Екатеринбург. Там, как считали власти, царскую семью будет проще держать под присмотром.

Узники ехали в тарантасах (в царской России так назывались длинные, безрессорные повозки, запряженные двумя или тремя лошадьми) в сопровождении охраны. Во время одной из остановок к ним подошел любопытный крестьянин, чтобы спросить, куда везут царя. «В Москву», - ответили ему. «Слава Богу! В Москву? ... Значит, в России снова будет порядок», - иронически сказал на это крестьянин с довольным видом.

Когда я в первый раз услышал имя Владимира Путина в контексте российской политики, мне пришел на ум именно этот анекдот. Он очень точно обрисовывает политический, психологический и социокультурный фон в России на момент прихода Путина к власти. Поэтому, нет ничего удивительного в том, что первым его обещанием на посту президента было восстановить в России стабильность и порядок, по которым простые россияне тосковали с тех пор, как распался Советский Союз.

Впрочем, для понимания успеха путинизма не менее важны глобальные экономические обстоятельства, в результате которых Россия до сих пор сохраняет бюджетный профицит. Предшественник Путина Борис Ельцин, фактически, был даже неспособен выплачивать зарплаты и пенсии. В августе 1998 года коллапс российского рубля вызвал один из самых жестоких финансовых кризисов в истории России. Ситуация была настолько напряженной, что появились слухи о том, что некоторые военные части в дальней Сибири, которым перестали платить, начали выдвигаться в сторону Москвы, чтобы свергнуть Ельцина. Для российских военных такое поведение традиционно нехарактерно. Я помню, что один из российских журналистов тогда саркастически писал, что беспокоится не о чем – все равно денег и горючего этим частям хватит только на то, чтобы отойти от своих баз километров на 50.

Ситуация изменилась в 1999-2000 годах. Рост мировых цен на нефть с 10 долларов за баррель в декабре 1998 года до примерно 33 долларов за баррель в сентябре 2000 года дал Путину удобную возможность восстановить российскую экономику. Достаточно сказать, что на долю природных ресурсов приходится примерно 80 процентов российского экспорта, а на долю непосредственно нефти и газа – около 55 процентов. Постоянно увеличивающийся приток средств не только помог укрепить российскую экономику, но и способствовал возрождению российской энергетической отрасли.

Главным российским энергетическим богатством является не нефть, добывать которую в России дорого, и добыча которой, по некоторым данным, уже достигла своего пика, а газ. Российские запасы газа составляют почти треть от разведанных мировых резервов, 25 процентов от которых безраздельно контролирует гигантская компания «Газпром». Это означает, что в ближайшие годы Россия, безусловно, останется ключевым поставщиком газа во многие регионы от Дальнего Востока до Европы.

Эти беспрецедентные ресурсные доходы, безусловно, сформировали, путинскую концепцию российской внешней политики. Посчитав, что в настоящий момент любое внешнеполитическое соперничество или конфронтация дорого обойдется России, не имеющей для этого необходимых ресурсов, Путин подчинил внешнюю политику экономическим задачам, придав им наибольший за всю российскую историю приоритет. Стараясь извлечь максимум из немногих оставшихся у страны активов, он сделал упор на экспорт энергоносителей. На место традиционных геополитических амбиций пришли геоэкономические проекты. Таким образом, он сумел превратить Россию, из бывшей военной сверхдержавы в нового глобального энергетического гегемона. Создать энергетическую зависимость от России у других стран – в особенности у соседей (включая Турцию) – стало одной из главных внешнеполитических целей Москвы.

И вот, только что Путин, по слухам, заявил, что он вновь будет баллотироваться в президенты. Слава Богу! Он практически вернулся!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.