Вчера Юрий Лужков был полновластным мэром Москвы. После почти двух десятилетий в мэрском кресле, он был старейшим из российских лидеров, женатым на третьей богатейшей женщине мира, и одним из немногих российских политиков, имеющих, как минимум, псевдо-независимую поддержку. Он не проиграл ни одни выборы.

Сегодня, после убийственной отставки, проведенной президентом Дмитрием Медведевым, он просто «гражданин Лужков». В прошлом месяце г-н Лужков допустил ошибку, назвав г-на Медведева «нерешительным» в своей газетной статье, а позже похвалился своей способностью добиться явки избирателей в поддержку прокремлевской партии «Единая Россия». Как и в советские времена, сегодня Кремль ожидает, что он постепенно исчезнет, растворившись на своей загородной даче – или, возможно, в австрийском замке своей жены – и что никто о нем больше ничего не услышит.

Но произойдет ли это?

В своем указе, подписанном во время государственного визита в Китай, Медведев ясно изложил свое мнение, заявив, что Лужкова увольняют «с поста мэра Москвы, потому что он утратил доверие президента». В России, где строгое повиновение Кремлю является обязательным, подобная формулировка – это нечто из ряда вон выходящее, так как руководители обычно предпочитают заявлять, что выполняют просьбу чиновника об отставке по причине «проблем со здоровьем» или чего-то в этом духе.

Но на удивление самоуверенный Лужков, подвергавшийся нападкам контролируемых государством СМИ почти целый месяц, уперся на своем, и еще в понедельник вечером утверждал, что никогда не подаст в отставку.

Рассердившись на журналиста, спросившего у него об этом, Медведев огрызнулся: «Нет ничего «необычного» в использовании слова «уволен» в подобном указе – это произошло в первый раз…»

«Невозможно работать в условиях, когда президент не доверяет чиновнику, - продолжил он. – Но именно это и произошло».

Освещая туманный политический ландшафт

То, что произойдет теперь, может бросить свет на обычной затуманенный политический ландшафт России, говорят эксперты.

Если система практически тотального господства Кремля, выстроенная бывшим президентом и действующим премьер-министром Владимиром Путиным, так крепка, как говорят ее сторонники, то увольнение мэра можно рассматривать лишь как преходящую главу в длительном процессе консолидации власти мощной политической группировкой, в которую входят и г-н Путин, и г-н Медведев, работающие в дружеском «тандеме».

Но если, как считают некоторые, удаление Лужкова – это лишь первый выстрел в грядущей бюрократической битве между двумя верховными лидерами по поводу того, кто из них станет кандидатом в президенты от истэблишмента, то опальный мэр, возможно, только что получил возможность продолжить свою политическую карьеру.

«Лужков показал, что он сильный и независимый игрок, а не чья-нибудь марионетка, - говорит президент независимого Института стратегических оценок и анализа Александр Коновалов. – Упираясь до конца, он, возможно, вбил клин в публичный фасад единства между Медведевым и Путиным. И если между ними существуют противоречия, Лужков создал себе пространство для маневра между ними. Он сохраняет в Москве значительное влияние, которое может преломить ситуацию, если он решит поддержать Путина. Ходят даже слухи, что он может и сам стать кандидатом в президенты в 2012 году, представляя всех тех многочисленных людей, которым не нравятся Путин и Медведев. Если это так, то Медведев только что дал ему возможность сыграть эту роль».

Москва, средоточие бюрократии, - это политическая и экономическая приборная доска России. Более 70 процентов финансовых ресурсов страны гнездятся в банках и на биржах Москвы, в то время как семь миллионов избирателей, проживающих в городе – большинство из которых являются давними сторонниками Лужкова – могут решить судьбу любого будущего кандидата в президенты.

Медведев назначил главного заместителя Лужкова Владимира Ресина исполняющим обязанности главы города, пока не будет найдена замена. Но Медведев, про которого общественность, даже спустя пол президентского срока думает, что он слаб и зависим, должен сделать гораздо больше, говорят аналитики.

«Медведеву удалось избежать проигрыша – по крайней мере, он показал, что у него достаточно уверенности, чтобы уволить Лужкова – но он еще не победил, - говорит Николай Петров из московского Карнеги-центра. – Его объявят победителем лишь в том случае, если он сможет назначить на московский пост человека из своей команды. И это далеко не очевидно на данный момент».

Лужков, жесткий, но общительный мужчина, которого всегда видели в его фирменной кепке, построил успешную карьеру, работая в городской администрации еще в коммунистические времена. Он стал мэром Москвы в разгар постсоветского коллапса и экономического кризиса в 1992 году, и даже его критики признают, что смог создать из этого хаоса порядок и определенное процветание.

Он боролся за денежные пособия пенсионерам и школьникам, восстановил обветшавшую уличную сеть города и застроил Москву тысячами  новых многоквартирных домов, сверкающих торговых центров, застекленных офисных зданий и пятизвездочных отелей. Он также спонсировал монументальные проекты, казавшиеся многим москвичам безвкусными, включая огромную и повсеместно осыпаемую бранью статую Петра Великого, массивный Собор Христа-спасителя – почти затмевающий Кремль – и грандиозный, но так и не реализованный проект построить на Воробьевых горах огромное колесо обозрения.

«Есть хорошие причины, по которым Лужков крайне популярен, - говорит связанный с Кремлем депутат Госдумы Сергей Марков. – Он превратил Москву в современный мегаполис и установил очень высокие стандарты, следовать которым будет сложно любому преемнику».

Но имя Лужкова также стало синонимом коррупции, откатов и темных сделок с недвижимостью. В годы его руководства, бизнес-империя «Интеко», принадлежащая его жене Елене Батуриной, превратилась в одну из ведущих компаний города, сделав ее владелицу миллиардершей. Критики также жалуются на то, что исторический центр Москвы – включая многие старинные жемчужины русской архитектуры – были практически уничтожены в ходе строительного бума, раздуваемого закулисными сделками и подозрительными финансовыми процедурами.

«Лужков, вероятно, нанес архитектурному наследию Москвы больше вреда, чем любой другой предыдущий правитель Москвы, - говорит Борис Кагарлицкий, директор независимого московского Института проблем глобализации и член муниципального совета в первые годы правления Лужкова. – Единственной логикой, объясняющей это, были деньги. Каждый проект – это была просто коммерческая возможность, и никто никогда не разрабатывал для города долгосрочной стратегии развития… Это то, что происходит, когда со стороны сообщества нет никакого давления, и не надо ни перед кем отчитываться».

Это коррупционное наследие может помешать Лужкову и даже свести на нет его неоспоримую популярность в Москве, если он попытается найти для себя новую политическую нишу – как бывший мэр уже заявил на встрече с московскими политиками во вторник.

«Семье Лужкова легко могут предъявить уголовные обвинения», если он начнет демонстрировать независимые политические амбиции, говорит лидер либеральной партии «Яблоко» и давний критик Лужкова Сергей Митрохин. «В России все происходит так. Необязательно быть самым главным нарушителем, но если продемонстрировать независимость, тебя растопчут».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.