У Кремля существует привычка вмешиваться в политику иностранных государств, прежде всего республик бывшего Советского Союза, представляя лидеров одной конкретной силы как своего единственного фаворита. В сентябре были заключены договоры о сотрудничестве с экс-премьером Киргизии Феликсом Куловым и недавним спикером парламента Молдовы Марианом Лупу.

Руководимая Владимиром Путиным единственная партия власти «Единая Россия» уже составила список всех братских партий на территории бывшего СССР.

Похоже, что больше всего «Единой России» нравится сотрудничать с другими единовластными партиями, от Коммунистической партии Китая до диктаторов Средней Азии. Но и в республиках, которые еще не дошли до восстановления режима единственной правящей партии, Москва обычно избирает лишь одного любимца.

Руководимая Сависааром (мэр Таллина, председатель крупнейшей оппозиционной партии Центра Эдгар Сависаар – прим. перев.) Партия Центра Эстонии заключила договор о сотрудничестве с «Единой Россией» еще в 2004 году, а в прошлом году в Москве ясно заявили, что эта партия станет ее любимцем на выборах в Эстонии. Экс-премьер Грузии Зураб Ногаидели (движение «Справедливая Грузия») подружился с «Единой Россией» в прошлом году. У руководимой президентом Армении Сержем Саргсяном «Республиканской партии» уже сформировались союзнические отношения с Москвой. И, естественно, у Партии регионов Украины, лидера которой Виктора Януковича Путин лично возвысил до президента.

У дергавшего за кулисами за ниточки киргизских революций и руководившего партией Ар-Намыз Кулова есть и чекистский опыт, и четкая пророссийская программа. В то же время, как считает аналитик Jamestown Foundation Владимир Сорос, "Единая Россия" пытается с помощью своей благосклонности вырвать Демократическую партию Молдовы под руководством Мариана Лупу из блока прозападных партий. 

У Москвы наличествуют прочные амбиции в политике по отношению к бывшим советским республикам, и обычно она пытается привести к власти те силы, во главе которых стоят или русские, как Виктор Успаских в Литве или Нил Ушаков в Латвии, или по меньшей мере для которых родной язык русский, как у Януковича и Кулова.

Там, где не удается привести к власти русских, подыскиваются политики, у которых особые отношения с Россией – например, Ногаидели или Лупу с высшим московским образованием. В Эстонии же Партия Центра уже давно привлекла под свое защитное крыло русскоязычные силы.

Наиболее успешно такая деятельность «привлечения через личность» проявилась в Белоруссии, однако пытавшийся создать единое государство с Россией еще в 1999 году Александр Лукашенко почему-то для Путина все время был против шерсти.

Когда Владимир Путин в последний день 1999 года пришел к власти, сеть фаворитов Москвы еще не была сформирована, и поначалу он привечал скорее всего бывших сотрудников КГБ. В Грузии попытались создать почву для Игоря Гиоргадзе, в Абхазии любимцем Путина стал Рауль Хаджимба, смещенный Сергеем Багапшем. В дополнение ко всему экс-КГБшник Мурат Зязиков во главе Ингушетии, входящей в состав России (2002-2008).

О предпочтениях Путина можно сделать выводы и на том основании, кого он назначал после 2004 года лидерами регионов и республик России. Общая линия здесь – прежняя работа во главе местных комсомольских организаций. Дмитрия Медведева он предпочел скорее из руководителей с академическим фоном.

Перевод: Хейно Сарап

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.