- Жан-Кристоф, вы пишете о России, что «миф о ее могуществе, в том числе в области энергетики, на самом деле не имеет никакого реального обоснования»…

- Не совсем. Я бы хотел отметить три вещи относительно ее могущества и уязвимости. Всем известно, насколько Европейский союз зависит от поставок российского газа и что российский газовый экспорт также зависит от ЕС. Кроме того, российская промышленность выпускает не так много продукции, в результате чего страна в значительной степени полагается на европейский импорт. Наконец, нельзя не сказать о нехватке инвестиций в ее собственную инфраструктуру.

- О Китае, Индии и Бразилии всегда говорят с определенной доброжелательностью. Однако, когда речь заходит о России, все сразу зацикливаются на исходящих от нее потенциальных угрозах…


- Вы правы, но здесь стоит также подчеркнуть, все мы обычно воспринимаем вещи на основе наших европейских критериев. А Россия пока еще не смогла довести до конца свой процесс демократизации. Политические элиты в стране остались теми же, что и двадцать лет назад… Я вижу здесь по меньшей мере четыре угрозы. Российское право неспособно обеспечить защиту граждан. Экспорт газа используется как инструмент внешней политики, каким некогда были ядерные ракеты. Россия ответила на атаку Грузии, но эта реакция является в первую очередь следствием недоверчивого отношения к НАТО: Москва чувствует опасность со стороны НАТО и США. Последняя угроза – это ее поведение в арктической зоне, где она установила титановый флаг на дне океана, что означает, что этот регион может стать российским.

- Может ли Россия улучшить свое отношение к Европе?

- Простое население уже и так относится к ней наилучшим образом. Что до элит, то для них сближение с Европой гораздо важнее развития отношений с Китаем. Тем не менее, я ни на секунду не могу поверить в то, что однажды она станет частью Евросоюза. Это не нужно ни ЕС, ни самой России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.